vstavka

НАУМЕНКО ГЕОРГИЙ МАРКОВИЧ

ДЕТСКИЙ ПОЭТИЧЕСКИЙ И МУЗЫКАЛЬНЫЙ ФОЛЬКЛОР | ЭТНОГРАФИЯ | МИФОЛОГИЯ --- ТВОРЧЕСТВО --- КНИГИ | АУДИОКНИГИ | ФОНОГРАММЫ | ФОТОГРАФИИ | СЦЕНАРИИ | ХОРЕОГРАФИЯ

ГЛАВНАЯ ОБ АВТОРЕ И КНИГАХ СТРАШИЛКИ ДЛЯ ДЕТЕЙ АУДИО-СТРАШИЛКИ СКАЗКИ АУДИО-СКАЗКИ СТИХИ
СЛАВЯНСКАЯ МИФОЛОГИЯ ИГРЫ С НАПЕВАМИ ЭТНОГРАФИЯ ДЕТСТВА ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ФОЛЬКЛОРА ФОЛЬКЛОРНАЯ АЗБУКА  СЦЕНАРИИ ФОЛЬКЛОРНЫХ 
ПРАЗДНИКОВ И ПЬЕС

 

 

skazki4

 

ЧАСТЬ III. БОЛЬШОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ В ЦАРСТВЕ ДУХОВ

Колдун

Идет граф по улице. Вдруг видит рядом с собой на снегу тень. Она двигалась. Граф ткнул тень тростью. Голос сказал:
— Ой!
Граф два раза ткнул тень тростью. Она сказала:
— Ой, ой!
Граф третий раз ткнул тень тростью. Вдруг появился карлик, с красными глазами, с длинными ушами, с двумя горбами. И кричит:
— Ты что в меня тыкаешь тростью? Берегись! Я страшный колдун!
Граф засмеялся и говорит:
— Я не верю в колдунов!
— Не веришь, так поверишь! — Сказал колдун и плюнул в его сторону. Прошептал заветные слова: «Тох-тибитох, тибитох, тох-тох». И бедный, несчастный граф превратился в снежный сугроб.
Лежит снежный сугроб на земле, белый и холодный. Пришли дети. Взялись из снежного сугроба лепить снеговика. Закатали графа в снежный ком. Всю зиму простоял он снеговиком.
Наступила весна. Снег принялся таять. Снеговик стал преть да потеть. Съежился снежный ком в маленький комок. Пришли дети. Принялись играть в снежки. Закатали снежный комок в снежок. Давай бросать его друг в друга. Видят, на крышу ворона села. Бросили в нее снежок. Не попали. Остался снежок лежать на крыше.
Выкатилось из-за облаков солнце. Принялось жаркими лучами землю припекать. Стал снежок таять. Скатился ледяной струйкой с крыши. Повис сосулькой на краю. Висит бедный и несчастный граф вниз головой. Слезы проливает, свою прошлую жизнь вспоминает. Совсем растаял и на землю упал, ледяной лужицей стал. Ледяная лужица в весенний ручеек попала и по земле побежала. Бежит ручеек, между деревьев и кустов змейкой вьется, звенит, журчит. На пути полноводная река стоит. Ледяная лужица в нее скатилась.
Наступило лето. Ледяная лужица согрелась в речной воде. Плавает на поверхности, на лягушек смотрит, на солнышке греется. Вдруг в пар превратилась и в небо полетела. Сделался бедный и несчастный граф дождевой каплей. Собрались дождевые капли в тучу. Закрыли солнце. Поднялся сильный ветер. Блеснула молния, загремел гром. Началась гроза.
Упала дождевая капля на землю. Провалилась в черную трещину под землю. Под землей тесно и темно. Спряталась дождевая капля в семя, словно в домик. Стала там жить. Да не долго оставалось там быть. Выросло из семени табачное дерево.
Наступила осень. Вышли на поля жнецы. Стали урожай собирать. Набрали табачных листов сто пудов. Из табачного листа сделали табак.
Сидит карлик в своем доме. Взял трубку со стола. Набил ее табаком. Закурил. Превратился граф в табачный дым. Вышел из трубки. Вьется дымным сизым облачком у карлика перед носом. Карлик посмотрел на него и говорит:
— Ну, что, ваша светлость! Веришь теперь, что я страшный колдун?
Плюнул, дунул карлик на дым. Сказал заветные слова: «Тох-тибитох, тибитох, тох-тох». Дымное облачко в человека превратилось. Увидел себя граф прежним, каким раньше был. Обрадовался. И домой пошел.


Большое путешествие в царстве духов

Надумал бедный и несчастный граф пойти на рыбалку. Взял удочку, зонтик, трубку с табаком. Пришел к реке. Сел в лодку, забросил удочку в воду. Ждет, когда рыба клюнет. Вдруг приплыла рыба: длинная-предлинная, хвоста не видно, плавники торчат, словно лес. Схватила крючок. Натянула леску. Потащила за собой лодку. Граф из рук удочку не выпускает. Радуется большому улову.
Притащила большая рыба лодку в открытое море. Вдруг рыба-пила приплыла. Взяла и леску перепилила. Появилась рыба-молот, ударила и лодку разбила. Оказался бедный и несчастный граф в воде. Видит, корабль плывет. Обрадовался, стал на помощь звать. Подняли его на корабль.
На корабле пушка палит. На мачте черный флаг с черепом висит. На палубе пираты с оружием стоят. Одноногий пират на графа глядит и говорит:
— Будешь у нас новый матрос!
Одноглазый пират кричит:
— Бери в руки швабру и трос!
Со шрамом пират шипит:
— Нам не угодишь, за борт полетишь!
Взял бедный и несчастный граф швабру в руки и принялся за работу.


***

Плывет по морю корабль на всех парусах. Пираты открыли сундук, принялись золото пересчитывать. И песню запели:

Мы славные ребята,
Ужасные пираты!
По морю гуляем,
Из пушки стреляем,
Корабли разбиваем,
Золото собираем!
Дань не платим никому,
И Духу моря самому!

Услышал песню Дух моря. Разозлился. Решил все золото себе забрать. Стал волны гонять, бурю поднимать. Накрыла корабль огромная волна. И он стал тонуть.


***

Упал бедный и несчастный граф на дно моря. Приплыла рыба-образина, плавники как мечи, зубы как пилы, чешуя как броня. Испугался граф. Вскочил на морского конька и помчался от нее. За ним страшная рыба-образина плывет, вот-вот острыми зубами возьмет. Морской конек сбросил с себя графа. Рыба-образина его за ногу схватила. Не отпускает, к себе под корягу тянет.
Видит граф на дне бутылка привязанная к камню лежит. В ней джин сидит. Стал спасаться, за нее руками цепляться-хвататься. Трет граф бутылку, а джин все не вылезает. Он опять трет, трет, трет. Джин из бутылки кричит:
— Вы что, ваша светлость, не в своем уме, все трете и трете!? Вытащите, наконец, пробку!
Вытащил граф пробку. Выскочил из бутылки джин. И говорит:
— Просите, ваша светлость, чего хотите! Выполню любое желание!
Хочет граф сказать, да не может рот в воде открыть. Думает: «Выплыть бы из воды!» Не успел подумать, джин, словно его мысль угадал. Взял его, вытащил из воды. На спину огромной черепахи посадил. И зонтик со дна моря поднять не забыл. Приплыла черепаха на неведомый остров.


***

Оказался бедный и несчастный граф на неведомом острове. Весь день по нему ходил. Ни одной живой души не нашел.
Наступила ночь. Стало темно, страшно. Вдруг с неба на остров упал огненный шар. За ним из воды приплыл второй огненный шар. Из-под земли появился третий. И по воздуху прилетели огненные шары. Обернулись они духами.
Собрались: духи воды и огня, духи пустыни и гор, духи подземного, воздушного и мертвого царства. Совет держат, кому какой работой заняться. Кому людей уморить, кому смерч напустить, кому водой затопить, кому огнем спалить. Дух мертвого царства говорит:
— Чую живой дух на нашем острове?
Дух гор говорит:
— Убьем непрошеного гостя!
Дух мертвой пустыни говорит:
— Отправлю его в свое царство. Живому ему оттуда не выбраться.
Сверкнула яркая огненная молния. Ослепила графа. Закрыл он глаза. Через мгновение открыл. Оказался в бескрайней пустыне.


***

Идет бедный и несчастный граф по мертвой пустыне. Вокруг ни одного деревца, ни одного кустика нет. От жаркого солнца негде укрыться. Навстречу зеленый кактус идет. Весь в колючках-шипах, словно в иголках. Колючками шевелит и жутким, зловещим голосом говорит:

Я страшный вампир,
Устрою славный пир,
Колючкой уколю,
Кровь пролью!

— Отдай свою кровь! — кричит кактус. — Я от жажды умираю!
Прибежали другие кактусы-вампиры. Окружили бедного и несчастного графа. Вот-вот острые колючки в тело воткнут. Испугался граф. С жизнью стал прощаться. Вдруг налетел сильный ветер. Поднялась песчаная буря. Кактусы-вампиры в песок зарылись.
Бедный и несчастный граф думает: «Одна беда ушла да другая пришла». Открыл зонтик, от песка укрыться. Ветер подхватил и понес с собой зонтик. Граф за зонтик держится, летит вместе с ним по воздуху. От страха глаза закрыл.


***

Ветер стих. Опустился граф на землю. Открыл глаза. Поглядел по сторонам. Вокруг широкое раздолье, зеленое приволье. Везде растут деревья царские, на них поют птицы райские. На ветвях плоды невиданной красоты висят. В полях шелковая трава расстилается, цветы улыбаются. Обрадовался граф. Решил в тень сесть и отдохнуть. Прислонился к дереву. Вдруг дерево в сторону отодвинулось. Бедный и несчастный граф упал. Видит, деревья на своих корнях, словно на ногах передвигаются. Решил граф плод с ветки снять и съесть. Только в руки взял. Деревья закричали:
— Держи, злодея! Это плодоед!
Схватили графа ветвями, опутали прутами. Повели на расправу. Привели в поле. Посреди него стоит огромное Дерево Жизни. Макушка его в облака упирается. Ветви в стороны на версту тянутся. Каждая ветка — лес. Каждый лист — зеленый луг. На нем звери ходят, птицы летают. Из коры, из древесной жилы, сок ручейками стекает. Ручейки у корней в озеро собираются и полноводной рекой к морю бегут-тянутся. Деревья спрашивают:
— Что нам с плодоедом делать: или убить или на удобрение пустить?
Дерево Жизни говорит:
—Отпустите его! Он поможет справиться с Грызоедами!
Деревья рассказывают:
— Днем мы ходим, из-под земли воду добываем, а ночью спим. Приходят из ночной тишины, из темной дыры, страшные грызоеды. У них железные зубы как пилы, когти как ножи. Едят эти злодеи нашу кору, корни подрывают. От того мы погибаем.
Стал бедный и несчастный граф думать, как помочь деревьям. Видит, солнце смолу на стволе сосны растопило. Она каплями выступает. Собрал граф смолу. Обмазал кору на деревьях.
Наступила ночь. Из ночной мглы, из темной дыры пришли страшные Грызоеды. Заскрипели железными зубами, заскрежетали острыми когтями. Набросились на деревья. Принялись кору грызть. Морды прилипли к смоле. Стали лапами отдирать, лапы прилипли. Стали ногами деревья бить да пинать. И лапы прилипли.
Утром деревья увидали страшных Грызоедов. Решили наказать. Заменили злодеям железные зубы и когти на деревянные.
Надумал граф осмотреться вокруг. Полез на дерево. Видит, в стволе большое дупло. Полез в него. Провалился. Полетел вниз. Свалился на паутину. И повис.


***

Висит бедный и несчастный граф на паутине. Вдруг ползет к нему огромный паук. У него шесть мохнатых рук, усы как кнуты, красный язык до земли висит. Завращал паук глазами, зашевелил усами. Слизнул графа с паутины и проглотил.
Сидит граф в желудке паука и думает: «Дай-ка я перед смертью трубку выкурю». Взял граф трубку. Набил в нее крепкого табаку. Закурил. Повалил у паука из ушей, из глаз, из носа, изо рта дым. Начал он от него задыхаться. Выплюнул паук свою добычу вместе с трубкой. Полетел граф по воздуху и на землю упал. Встал. Принялся незнакомое место оглядывать.
Оказался граф в огромном подземном царстве. Нет ему конца и края. Вокруг него стоят страшные и ужасные существа — триголовики. У каждого на плечах по три сросшихся головы. На каждой голове по лицу. На первом лице три рта: один с языком, им говорят; другой — с клыками, им едят; третий — огнем дышит, им костер разжигают и мясо жарят. На втором лице три глаза: один спит, другой глядит, а третий — как свеча горит — темноту освещает. На третьем лице три носа: один нюхает, из второго дым выходит, третий — как плеть висит и страшно сопит. Испугался бедный и несчастный граф. Хочет убежать да от страха с места сойти не может. Один триголовик говорит:
— Убьем страшного одноголовика!
Другой говорит:
— Разрежем ему голову на три части!
Третий говорит:
— Нет, усыпим и сделаем из него триголовика!
Принесли триголовики охапку сухой сонной травы. Положили на стол. И говорят:
— Нюхай! И уснешь.
Граф подошел к столу. Попала в нос ему пыль. Граф чихнул. Полетела со стола сонная трава. Посыпалась на триголовиков. Нанюхались они сонной травы и уснули. Обрадовался граф. Бросился со всех ног бежать из подземного царства.


***

Выбрался бедный и несчастный граф из подземного царства на белый свет. Вокруг горы да холмы стоят. Пошел граф дорогу искать. Вдруг из-за горы выходит огромный циклопозавр. У него голова, что копна, а ручищи, что столбищи, на них острые когтищи. Циклопозавр говорит:
— Пришла маленькая мошка, да все же будет мне на обед крошка!
Протянул ручищи к графу. Вдруг из-за холма выходит огромный драконозавр. У него пасть с острыми зубами, словно с длинными ножами. В такую пасть легко попасть и пропасть. Драконозавр говорит:
— Эта маленькая мошка пришла ко мне на обед в окрошку.
— Нет, ко мне пришла! — кричит циклопозавр.
— Нет, ко мне! — спорит драконозавр.
Принялись они драться, друг на друга бросаться, по земле кататься. Драконозавр открыл пасть, стал ноги циклопозавра заглатывать. Циклопозавр взялся хвост драконозавра в рот закладывать. Съели они друг друга до половины. Повалились на землю мертвые.
Остался граф живой. Пошел дорогу искать.


***

Пришел бедный и несчастный граф в место, где стоять тесно. Везде на земле черепа лежат, шевелятся. Друг с другом беседу ведут. Посреди этого места огромный черный череп сидит на троне, в золотой короне. Вокруг него в воздухе прозрачные лоскутки, словно бабочки вьются-порхают. Граф у них спрашивает:
— Вы кто такие?
— Мы мысли! Великий Ум нас на волю выпустил.
Одна говорит:
— Я мысль самая важная, ужасная! В голову влетаю, зло вызываю!
Другая говорит:
— Я мысль страшная, опасная! В голову влетаю, зависть вызываю!
А третья:
— Я мысль жадная, кровожадная! В голову влетаю, страх и несчастья вызываю!
— А где же ваш Великий Ум находится? — спрашивает граф.
— В черном черепе, — отвечают ему мысли.
Бедный и несчастный граф испугался. В сторону бросался. Зашевелился на троне черный череп. Из него Великий Ум забрался графу в голову. Все у него там обыскал, все мысли пересчитал и просмотрел. И говорит:
— Отдай свои мысли!
— Не отдам! — отвечает граф. — Мне они самому нужны.
— Тогда сразимся! Чьи мысли сильней окажутся, тот и будет их хозяином.
Великий Ум взялся свои мысли, словно стрелы в соперника пускать. А граф от усталости, стал дремать. И уснул. Спрятались его мысли в сон. Не может Великий Ум найти их и побороть. От напряжения, нетерпения, перемешались его мысли. Повалил дым из черного черепа. Не одолел Великий Ум соперника.
Проснулся граф. Остался со своими мыслями. Пошел дорогу домой искать.


***

Пришел граф в неведомый город. В ворота шаг сделал. Видит, стала появляться его тень, а тело на половину исчезло. Сделал еще шаг. Совсем в тень превратился. Только душа в тень не превращается, в груди под сердцем прячется. Накрыл он ее платком.
Идет бедный и несчастный граф по улице. В городе одни тени живут. У них все как у людей: и едят и пьют, и спят, и говорят они. Подошли к нему тени. Встали вокруг. Одни спрашивают:
— Как, человек, ты сюда попал? Здесь с живой душой не живут.
Другие говорят:
— Тут только мы — утопленники да удавленники своей участи дожидаемся. Не можем попасть в царство мертвых. Вечный сон нас не одолевает, смерть не принимает.
Третьи тени требуют:
— Отдай свою душу! Она вернет нас к жизни!
Четвертые протянули руки и кричат:
— Хватайте его! Живую душу отнимайте!
Испугался бедный и несчастный граф. Не знает, как спасаться, куда деваться. Вдруг ветер загудел, небо загремело, засверкало. Тени заметались. Побежали кто куда, спрятались в дома. Окна позакрывали, двери позапирали.
Стоит граф посреди улицы, не знает что делать. Пошел огненный дождь. Граф зонтик раскрыл. Упала огненная капля на зонтик и прожгла его. Упала на рукав и в нем дырку сделала. Испугался граф. Побежал искать укрытие. Видит открытый черный склеп стоит. Вошел в него. На камне открытый гроб стоит, рядом крышка лежит. Лег бедный и несчастный граф в гроб. Крышку закрыл. И уснул. Просыпается. Хочет крышку снять. Не снимается. Стал граф кричать, руками, ногами в стенки гроба стучать. Не слышат его. Понесли гроб. Положили в могилу. Засыпали землей. Мрак и вечная ночь окутала все вокруг.


***

Наступила полночь. На кладбищах зашевелились кресты. Задвигалась земля. Растворились могилы. Отвалились крышки гробов. Из могил вышли мертвецы. Они пошли через вечные ворота мрака и тьмы в царство Смерти.
Граф выбрался из своего гроба. Вылез из-под земли. Видит, мертвецы в белых саванах идут. Пошел за ними. Оказался за воротами кладбища. Впереди на черном склепе черный трон стоит. На нем Смерть с косой сидит. Рядом с ней стража — скелеты с острыми мечами. Собрались вокруг черного склепа мертвецы. Смерть говорит:
— Пришел черный час! Наступил черный день! Черная туча накроет всю землю, закроет все небо: и солнце и звезды и облака и месяц. Наступит вечная ночь! Мертвецы смогут выходить из могил в любое время! Только ветер — отступник может черную тучу разорвать на клочки и разметать по небу. Чтобы его победить нам нужно живое сердце!
— У нас его нет! — загалдели мертвецы.
— Оно у нас есть! — воскликнула Смерть и показала костлявым пальцем на графа.
Мертвецы повернулись к нему и закричали:
— Отдай свое сердце! Отдай свое сердце! Отдай свое сердце!
Бедный и несчастный граф страшно испугался. Бросился убегать. За ним мертвецы в погоню пустились. Зубами страшно скрипят, костями гремят, воют и скулят. Вот-вот догонят.
Прибежал бедный и несчастный граф на край земли. Перед ним глубокий черный обрыв. На противоположном его конце другая земля лежит — светлая и лучистая. Между ними радуга вся огнями и лучами сияет, всеми цветами переливается. С одной земли на другую перекинула концы.
Пошел граф по радуге, как по мосту и перешел на другую землю. Остановились мертвецы. Света боятся, не могут на радугу ступить.


***

Граф видит, на новой земле лестница стоит. Другой конец ее в облака упирается. Полез по лестнице. Оказался в поднебесном царстве на бескрайних облаках. И думает: «Была бы в этом царстве жизнь, я бы здесь жил». Только подумал. Появились воздушные города. Вокруг стоят: замки, сады и дома. По улицам люди ходят.
Граф вошел в городские ворота. Пошел по улице. Люди сквозь его тело проходят. Не видят его призраки. Подумал граф о еде. Появился перед ним стол, на нем яства разные разложены, напитки прекрасные стоят. Хочет граф взять кусок со стола, да он не берется, между рук проходит. Видит бедный и несчастный граф на столе все, да не ухватит ничего, — из воздуха сделана призрачная еда.
Вдруг видение исчезло из глаз. Приехали на огненной колеснице Громовик и Грозовик. Стукнул Громовик огнивом о кремень. Засверкала молния. Загремел гром на сто городов, на сто сел. Грозовик черные тучи собрал в кучу, дождем землю стал поливать.
Громовик и Грозовик увидали непрошеного гостя в своем поднебесном царстве. Злыми глазами засверкали, руками замахали. Принялись в него огненные стрелы пускать. Испугался граф. Побежал со всех ног. Бежал, бежал и в воздушную яму упал. Вылезти не может и думает: «Кто же мне поможет?» Увидал его злодей Звездочей. Скатился с месяца, как с горки. Вытащил графа из ямы. Посадил на хвостатую комету, привязал жгутом. И говорит:
— Гуляй по белому свету, попадешь на другую планету.
Летит граф по воздуху на хвостатой комете. Вышло из-за облаков солнце. Словно острым мечом, огненным лучом рассекло жгут. Упал граф с кометы. Солнечные зайчики взяли в пальчики хвостатую комету, стали, словно в мячик с ней играть, катать и пинать. Прожгли дыру в облаках.
Провалился граф в дыру, полетел вниз. Вот падает, падает. Летит стая журавлей. Свалился граф на них. Обхватил руками за шеи сразу двух журавлей. Прилетели птицы на землю и сели на дерево.
Граф слез с дерева. Смотрит, он в своем саду, у крыльца своего дома. Обрадовался. Пошел в свою комнату отдыхать.


Три испытания

Решил король выдать дочь замуж. Собрались женихи со всего света. Приехал и бедный несчастный граф. Король говорит:
— Каждый жених должен пройти три испытания. Кто окажется победителем, тот получит руку моей дочери и в придачу половину королевства.
Вот объявляют первое испытание:
— Кто переплывет речку, кишащую крокодилами, тот выйдет победителем!
Все столпились на берегу, никто не решается.
Вдруг граф бросился в речку. И пулей побежал по воде, только пятки засверкали!
Выбрался он на берег. Сам не верит, что живым остался. Все его поздравляют, руки пожимают. Подходит к нему король:
— Наш герой! Идемте, я представлю вас моей дочери.
Граф отвечает:
— Подождите, ваше королевское величество! Сначала я найду того негодяя, который меня в спину толкнул…
На другой день объявляют второе испытание:
— Кто прыгнет в яму к страшным людоедам и выберется живым, тот выйдет победителем.
Столпились женихи у ямы, заглядывают вниз. Никто не решается прыгать. Вдруг граф прыгает в яму. И обороняясь зонтиком от страшных людоедов, стремительно выбирается из ямы.
Радуется граф, не верит, что живым остался. Все его поздравляют, руки пожимают. Подходит к нему король и восклицает:
— Наш герой! Идемте, я представлю вас своей дочери.
Граф отвечает:
— Подождите, ваше королевское величество! Сначала я найду того негодяя, который бросил мой зонтик в яму. Пришлось мне его доставать…
Объявляют третье испытание:
— Кто проведет ночь в замке с приведениями, тот будет победителем.
Отправились женихи в замок. Наступила ночь. Вдруг в полночь граф выпрыгивает в окно и бежит из замка.
Вернулся граф из заморского королевства домой. Его спрашивают:
— Как же, ваша светлость, вы прошли с честью два испытания, а третье не сумели? Неужели испугались привидений?
— Нет! — отвечает граф. — В замке на стене я увидел портрет дочери короля. На портрете она конопатая да горбатая. Вот я и решил не жениться.


Плохая примета

Граф собрался идти за покупками в магазин. Вышел из дома. Вспомнил, что забыл кошелек. «Плохая примета» — подумал он. Вернулся. Взял кошелек. Стал выходить и споткнулся о порог. «Опять плохая примета» — подумал граф. Идет он по улице. Дорогу перебежала черная кошка. Это была снова плохая примета. Граф решил не возвращаться домой. Пошел дальше.
Вдруг из-за угла трое выходят. Громила-давила говорит:
— Я страшный разбойник, отдавай кошелек, а то будешь покойник!
Душила-потрошила говорит:
— Не отдашь кошелек, посажу в мешок и повешу на шесток!
Зарез-головорез говорит:
— Не отдашь кошелек, попадешь людоеду на обед в горшок!
Испугался бедный и несчастный граф и отдал кошелек. Заглянули в него грабители, а там всего два рубля и пятачок. Разозлились они. Схватили графа и посадили в мешок. Принесли в дом к людоеду. Получили за него с деньгами кошелек. И пошли праздновать в кабачок.
Людоед радуется добычи. Притащил из кладовой котлетомешалку. Поставил у очага на стол. И поет:

Людоед на обед,
Съест девять котлет,
Съест на закуску —
Соленую лягушку,
С тараканами кадушку,
Сушеную горбушку.

Вытащил людоед бедного и несчастного графа из мешка. И говорит:
— Садитесь, ваша светлость, в котлетомешалку.
Граф полез в котлетомешалку. Вытянул ноги, расставил в стороны руки. И не влезает. Людоед кричит:
— Да не так садитесь! Нужно ноги в коленях согнуть, руки к груди примкнуть.
Граф и так и этак садится, все не может уместиться. Людоед говорит:
— Я покажу, как нужно садиться!
Людоед залез в котлетомешалку, ноги в коленях согнул, руки на груди примкнул. Граф решил поближе посмотреть. Начал к столу подходить. Наступил на соленую лягушку. Поскользнулся. Стал падать. Задел рукавом рычаг. Котлетомешалка заработала. Затянула в себя людоеда. Стала делать из него котлеты.
Граф страшно испугался. Из дома бросался. Перескочил через порог и понесся по дороге со всех ног. Вернулся домой. Решил больше не ходить в магазин за покупками, когда встречается плохая примета.


Колокольный мертвец

Надумал граф отправиться на охоту. В зайцев пострелять, себя метким стрелком показать. Взял ружье и пошел в лес. Идет по лесной тропе. Зайца высматривает. Впереди куст зашевелился. Обрадовался граф, думает: «Заяц от меня под кустом прячется». Зарядил ружье, прицелился. Вдруг из-за куста вылезает мохнатая, шишковатая рука. В дуло шишку засунула и спряталась за куст. Нажал граф на курок, ружье выстрелило. Разорвало его на кусочки.
Видит граф, волки бегут. Хвосты поджали, холки подняли. За ними огромный заяц, ростом с медведя, гонится. У него во рту зубы, что сабли торчат, уши, словно кнуты висят, на ногах копыта.
Испугался бедный и несчастный граф. Бросился вслед за волками со всех ног убегать. Саблезубый заяц побежал его догонять. Забрался граф в непроходимую лесную чащу. Потерял из вида тропу и заблудился.
Долго плутал бедный и несчастный граф по темному лесу. Наконец выбрался на опушку. Нашел избушку. В нее зашел. На лавке человек спит, рогожей с головой накрыт. На столе корка хлеба лежит. Сел голодный граф за стол и съел.
Вдруг на лавке человек зашевелился. Встал мертвец. Вместо глаз у него ямы, вместо носа — впадины. Вытащил он из савана стеклянные глаза. Вставил в ямы, поглядел на стол, защелкал железной челюстью и закричал:
— Кто оставил меня без обеда? Кто съел корку хлеба? На клочки разорву и живым не отпущу!
Испугался бедный и несчастный граф. Выскочил из избушки. Дверь закрыл и осиновое полено к ней прислонил. Не может мертвец дверь открыть. Принялся грызть железными зубами. Прогрыз и в погоню за беглецом пустился.
Мертвец бежит, земля дрожит, несется, земля трясется. Вот догоняет, догоняет. Граф на дерево влез. Мертвец стал дерево грызть. Дерево упало. Полетел граф вниз и в болото упал.


***

Сидит бедный и несчастный граф в болоте. Не знает, как выбраться. Только одна его голова из трясины торчит. Прыгнула на голову лягушка, принялась квакать да скакать, болотника звать. Приплыл на коряге Болотник. У него рожа как у образины, сам весь в тине, с зелеными волосами, с длинными клешнями. И говорит:
— Славный пожаловал гостенёк, будет моей дочери женишок!
Выскочила из трясины болотница. Увидала графа, обрадовалась. К свадьбе готовиться стала: из зеленой тины платье шить, из мха фату кроить, из тростника шляпу вить, из корья башмаки долбить. Позвала на свадьбу гостей — чертей всех мастей.
Прибежали болотные хохлики. Они востроголовые, как сычи; у них хвосты как хлысты, рожки торчат как сучки. Вытащили графа из трясины. Посреди болота на высокое дерево посадили. Вокруг дерева встали, охранять стали.
Сидит бедный и несчастный граф на дереве. Не знает как от свадьбы отвязаться, из топучего болота убраться. Видит, вороны через болото летают. На его дереве отдыхают. Граф наловил ворон. Скрутил им веревкой лапы, другой конец вокруг себя обмотал. Вороны загалдели и все разом полетели. Понесли графа над темным лесом. В неведомое место прилетели. На землю сели.
Огляделся граф. Оказался он на кладбище.


***

Увидел бедный и несчастный граф мертвецов. Испугался, спрятался за дерево. Сидят на могиле два мертвеца, один старый, другой молодой и разговаривают. Один другого спрашивает:


— Ты как умер?
— Я лютой зимой замерз. А ты как?
— А меня колокольный мертвец задушил. Поднялся я на колокольню в колокол звонить. А он сидит в углу в белом колпаке. Набросился на меня и задушил.
— А мог бы и не умереть, — говорит старый мертвец. — Надо было сбить с колокольного мертвеца белый колпак на землю. Он бы принялся колпак искать. В это время взять да ударить три раза в колокол. На звон прибежала бы его лошадь. На нее вскочить, она быстро бы тебя домой довезла…
Поговорили мертвецы, в свои могилы спустились и в гробы легли. Запомнил граф рассказ мертвеца. Выбрался с кладбища. Нашел колокольню. Поднялся наверх. Видит, в углу колокольный мертвец в белом колпаке сидит. Сбил граф с него белый колпак. Мертвец зубами заскрипел, как змея зашипел. Стал руками по земле шарить, белый колпак искать. Граф ударил три раза в колокол. Прибежала лошадь.
Вскочил граф на лошадь колокольного мертвеца. Взвилась она на дыбы и понеслась, словно ветер по дороге. Земли ногами не касается. Сначала выше травы, потом выше кустов, выше деревьев поднимается. Замелькали внизу леса и поля, горы и моря. Испугался бедный и несчастный граф, закрыл глаза.
Вокруг земли лошадь обежала и на месте, как вкопанная встала. Очнулся граф. Открыл глаза. Глядит, а он у своего дома у дровяного сарая, верхом на деревянных козлах сидит, в поручни руками вцепился.


Небывалое

Граф был в гостях. После угощения, за столом завелась беседа. Стали гости спорить, кто из них расскажет самые невероятные истории. Один стал говорить, как в его замке ночью привидения ходили и всех разбудили. Другой, как его на охоте леший пугал и он по темному лесу плутал. Третий, как его на рыбалке водяной за рукав схватил и чуть-чуть под воду не утащил. Дошла очередь до графа. Принялся он рассказывать свою невероятную, небывалую историю.
— Застала меня ночь в дороге. С одной стороны поле, с другой лес. Поглядел я на этот лес, а он черный весь. Решил ночевать в поле. Нашел огромный гороховый стручок. В него я спать лег. Просыпаюсь утром. Гляжу, вырос гороховый стручок до неба. Вылез я из него. Гляжу, на небе все люди вверх ногами ходят. Спрашиваю у них: «Почему вы вверх ногами ходите?» Они отвечают: «Потому, что обуви у нас нет, а достать неоткуда».
Пока я ходил по небу, гороховый стручок смолотили, лепешек намесили и съели. Стал я думать, как с неба спуститься на землю. Выменял свои сапоги на моток ниток. Наловил на облаках мух, всех на ниточку привязал, сам за конец ниточки ухватился. Мухи полетели и меня по воздуху понесли на землю. Перенесли через черные тучи, через горные кручи. Полетели над болотом. На середине болота нитка оборвалась. Упал я в болото в топь да грязь. Лягушки кричат: «Вылазь!» А я не могу. Прилетел журавль и принялся у меня на голове гнездо вить. Схватил я журавля за ноги. Журавль рванулся и на край болота меня притащил.
Промыл я болотной водой глаза. Вижу: пять медведей на одной ноге стоят. Выстрелил я из рогатки в эту ногу. Медведи на землю повалились и насмерть убились.
И граф для большей убедительности говорит:
— Шкуры медведей у меня дома на стене висят.
Его спрашивают:
— Как же вы, ваша светлость, сумели целых пять медведей до дома дотащить?
— Из медвежьей шкуры я веревку сделал. Эта веревка до самого дома дотянулась. Привязал я к ней медведей. Потом принялся веревку огнем нагревать. От огня она стала все больше и больше сжиматься. Так медведей я до дома дотащил.


Большое приключение

Граф взял с полки книгу. Сел в кресло. Открыл на первой странице. Стал читать: «В черной-черной стране есть черный-черный город. В черном-черном городе есть черный-черный квартал. В этом черном-черном квартале есть черный-пречерный дом…» Граф перевернул страницу. Увидел картинку. На ней был нарисован черный-пречерный дом. Граф взялся его рассматривать. Потянулся, зевнул, закрыл глаза и, уснул.
Книга лежала открытой на коленях. Вдруг из черного-пречерного дома, из окна вылезла рука. Схватила она графа и утащила в черный-пречерный дом. Граф открыл глаза. И страшно испугался.
Стоит бедный и несчастный граф в черном-пречерном доме в темном углу. Жуткий, зловещий голос из подпола говорит:
— Посиди, человек, на стуле, пока тебя черти не вздули!
Граф сел на стул. Открылась дверь. Вошел в комнату хозяин. Рот у него наперекосяк, вместо зубов клыки в сторону торчат. Всю комнату он обшарил, все углы облазил, все кругом перевернул, руками махнул, ногами пнул. Не нашел чего искал. Увидал графа. И сказал:
— Пропал у меня заветный перстень. Послужи мне, человек! Его найди или к чертям в пекло уходи.
Не знает бедный и несчастный граф как ему быть. Сам себе говорит: «И как я залетел, словно ворона, в чужие хоромы». Услышал хозяин слово «ворона». Приказал поймать ворону. Полезли слуги на дерево. Поймали воровку ворону. Нашли в ее гнезде украденный перстень. Принесли в дом. Обрадовался хозяин. Надел перстень на палец. И говорит:
— Услужил ты мне, человек. В благодарность, я тебя женю на своей дочери. До того все ее мужья умирали и ночи с ней не проживали. Всех в гроб положили и похоронили, только последнего еще в могилу не уносили.
Графу невесту показали. В этот же день свадьбу сыграли. В покои отводили. Гости уходили.
Видит граф, в комнате на столе гроб стоит, в нем мертвый человек лежит. Слышит, на кровати молодая жена на него ворчит, спать ложиться велит. Три раза она повернулась, злобно ухмыльнулась, закрыла глаза.
Молодая жена крепко спит, сомкнула рот, во сне рычит как волк. Граф думает: «Все одно умирать случится, лучше самому в гроб ложиться». Взял он из гроба мертвеца и на кровать положил. Сам лег в гроб. Мертвец на кровати с молодой его женой лежит, а граф на них глядит. Ровно в полночь растворились ее уста, вылезает лютый змей изо рта. Ползет на мертвеца, вокруг шеи обвивается, душить собирается, шипит, кусается. Пробудился, ожил мертвец. Схватил змея, об пол его ударил и убил. Молодой жене обратно в рот вложил. Под утро упал опять замертво. Положил граф обратно мертвеца в гроб. Сам на кровать лег.
Приходит утром хозяин. Видит, дочь с кровати не встает, больная лежит, изо рта змеиный хвост торчит. Разозлился хозяин. Кричит:
— Мою дочь, злодей, погубил-надругался, сам живой остался!
Надумал графа страшной, лютой смертью казнить. Взял, вывез его в темный лес. Подвесил за толстый сук на дерево вверх ногами. Под него котел с кипящей смолой подставил. Огнем графа не жжет, а жаром берет.


***

Висит граф на дереве, как еловая шишка болтается, с жизнью прощается. Вдруг выходит из-под пенька старик Лесовик, весь корой и мхом покрыт. И говорит:
— Спасу я тебя, человек, вызволю из беды. Только ты мне за это службу сослужишь.
Набросил старик Лесовик на сук петельку и за веревку дерево раскачал. Граф полетел с дерева и упал. Оказался на земле и не знает где. Старик Лесовик ему говорит:
— Иди на чертову мельницу. Достань мешок пыли. Если из этой пыли лепешек намесить, то может незнамо что быть.
— Как же я туда попаду? — спрашивает граф.
— В этой чертовой мельнице семь дверей железных. Чтобы их пройти, ударишь себя прутиком.
Дал старик Лесовик прутик и дорогу показал. Пришел граф к чертовой мельнице. Железные двери заперты стоят. Ударил себя граф прутиком. Сделался маленьким — с ноготь. Пробрался через щель под дверью на чертову мельницу. Видит, черти работают, перемалывают кости в пыль. В мешки ее набивают. Ударил граф один мешок с пылью прутиком. Сделал его маленьким и на плечо забросил.
Стали черти мешки пересчитывать. Одного не нашли. Принялись пропавший мешок искать, землю обнюхивать. Глаза у них как свечи горят, хвосты как хлысты стучат, копыта о землю гремят, из-под них во все стороны искры летят. Черти на мельнице все дыры, щели закрыли. Только верхнее окошко затворить забыли. Испугался граф, не знает, как ему выбраться с чертовой мельницы. Видит, воробей скачет, зернышко прячет. Сел граф на него. Полетел воробей и в верхнее окошко вылетел на волю.
Прилетел воробей в лес. Сбросил с себя графа. Сам ударился о землю. От него одно мокрое место осталось. Из этого места, словно из-под земли появился старик Лесовик. И говорит:
— Сослужил ты мне добрую службу. Да потерпишь еще у меня нужды.
Ударил старик Лесовик его прутиком. Превратил в канарейку. Посадил в клетку. Рядом посадил крысапотама сторожить.
Намесил старик Лесовик из чертовой пыли лепешек. Напек на огне, на черной сковороде. Положил на столе. Съел одну. Вдруг стал расти. Вырос ростом с дерево. Съел другую лепешку. Стала у него голова как пивной котел. Превратился старик Лесовик в страшилище-идолище. Пошел на работу, на охоту — за добычей.


***

Сидит граф в клетке, песенку чирикает-поет, семечко клюет, водичку пьет. Рядом крысапотам сидит, канарейку сторожит. Острыми зубами полязгивает, кровавыми глазами на нее посматривает. Хочет взять птичку на язычок да отправить в роток.
Возвращается страшилище-идолище с добычей. Перевернулся через голову. Превратился опять в старика Лесовика. Коснулся канарейки прутиком. Превратил в человека. И говорит:
— Гляди, какую славную добычу принес. Отобрал у проклятого Злодеища-Лиходеища.
Показывает старик Лесовик чудесный самобраный стол. Скажешь ему заветные слова: «Стол, накрывайся!» Тут же на нем появляются яства да питья, чего душа не пожелает, всего полным-полно. Еще самоглядное зеркальце показывает да похваливает. Поглядишь в него, весь белый свет познаешь, увидишь все, что пожелаешь. Показывает старик Лесовик лыжи-самоходы. Они для любой погоды. Несут с быстротой ветра, куда нужно, стоит только указать место.
Старик Лесовик не велит графу отдыхать. Приказывает пылинки с его чудесных вещей сдувать. Поставил у дверей крысапотама охранять. Сам ушел в лес гулять.
Поглядел граф в самоглядное зеркальце. Видит, старик Лесовик ушел далеко и не видит его. Надумал пообедать. Сказал: «Стол накрывайся!» Появились на нем яства разные да питья царские. Стал граф со стола яства кушать, а остатки собирать да крысапотаму бросать. Крысапотам объелся, упал и не может ни голову повернуть, ни лапой шевельнуть, ни хвостом вильнуть.
Граф надел на ноги лыжи-самоходы. И думает: «Хорошо бы навострить лыжи и быть к дому ближе». Понесли его лыжи-самоходы: по земле бегут, по воздуху несут, по воде плывут, между деревьев петляют, горы объезжают. Привезли лыжи-самоходы в свой дом, где раньше лежали под столом.


***

Стоит граф у порога, у чужого дома. Навстречу Злодеище-Лиходеище выходит. Лыжи-самоходы увидал, себе взял. И говорит:
— За то, что ты, земная букашка, вернул лыжи-самоходы, я с первого раза тебя не убью, а со второго — голову снесу. Выбирай у меня любую лошадь. Если я тебя на ней не догоню, жив останешься.
Вывел Злодеище-Лиходеище на двор пять лошадей. Первая — с соломенными ногами, вторая — с травяными, третья — с деревянными, четвертая — с каменными, пятая — с железными. Решил граф загадать, какую ему лошадь взять. Подбросил денежку вверх. Она упала и Злодеищу-Лиходеищу в глаз попала. Зловещим, страшным голосом Злодеище-Лиходеище закричал. К ручью побежал. Взялся глаз промывать, денежку в нем искать.
Испугался граф. Сел на лошадь с соломенными ногами. Побежала она и в кустах застряла. Не может выбраться. Упала и превратилась в охапку сена. Спрятался в нее бедный и несчастный граф.
Злодеище-Лиходеище прочистил глаз, вытащил денежку. Вскочил на лошадь с железными ногами. Помчался догонять. Все дорожки, тропы обежал, а графа не догнал. Спрашивает пень:
— Ты не видал человека на лошади с соломенными ногами?
Тот отвечает:
— Я старый пень — глядел по сторонам весь день и не видал.
Помчался Злодеище-Лиходеище дальше. Не нашел беглеца, остановился. Спрашивает у кочки:
— Ты не видала человека на лошади с соломенными ногами?
Она отвечает:
— Я болотная кочка — глядела кругом всю ночку и не видала.
Помчался Злодеище-Лиходеище дальше. Не настиг беглеца. Остановился. Спрашивает у лозы:
— Ты не видала человека на лошади с соломенными ногами?
Она отвечает:
— Я высокая и зоркая лоза — глядела во все глаза и не видала.
Железными зубами Злодеище-Лиходеище заскрипел, костями загремел. Вернулся с пустыми руками к себе домой.


***

Бедный и несчастный граф в охапке сена сидит, от страха дрожит. Вдруг слышит: «Хруп-хруп! Хрум-хрум!» Высунул голову и видит: черный козел бородой трясет и сено жует. Выбрался граф из-под охапки сена. В стороне от него два человека, у каждого по одной ноге. Схватились они двое за руки и идут себе. Один говорит:
— Меня зовут: Кокля!
А другой:
— Меня зовут: Мокля!
Кокля и Мокля сговариваются и к графу обращаются:
— Наш козел, словно конь. За ним нам не угнаться. Тебе, человек, делать нечего. Пасти его с утра до вечера. Только повадок с деревянным крестом не снимай. Если вечером козла пригонишь домой, на волю тебя отпустим, а не пригонишь, век служить нам будешь.
Взял граф козла за поводок. Повел его пастись на лужок. Вдруг козел встрепенулся, в сторону метнулся и побежал. Бедный и несчастный граф еле-еле за ним поспевает, поводок из рук не выпускает. Прибежал козел к большому озеру. По середине его остров стоит. С берега к нему мост лежит.
Перешел граф мост. И глазам своим не верит: так все кругом дивно и красиво. На острове текут кисельные реки, медовые берега. Растет береза золотые сучья. Под березой по траве-мураве ходит олень с фруктовым деревом на лбу. На дереве сидит птица сирин, с девичьим ликом красивым. Сирин — птица царская, поет песни райские, перья на ней дивной красоты. В стороне огромный тур пасется, на одном рогу у него златоверхий терем стоит, на другом котел; в котле кипучая лава кипит, по краю котла серебряная струя бежит. Красная девица из терема выходит. Она коромысло берет, одним концом в землю бьет, на этом месте колодец встает. Опять красная девица коромысло берет, другим концом из него ведерком жемчуг выгребает и в терем таскает.
Граф к красной девице идет, за руки ее берет. Глядит, а это он держит черного козла за кривые рога. Вдруг козел человеческим голосом говорит:
— Снимите, ваша светлость, с меня поводок с деревянным крестом. Я сполна вам отслужу, остров подарю.
Снял граф с козла поводок с деревянным крестом. Остались от черного козла одни копыта, борода да рога. Обернулся он чертом и как сквозь землю провалился. Не стало его. И остров исчез, будто его и не было.


***

Сидит граф на кочке всю темную ночку. Идут к нему Кокля и Мокля. Рассказывает им граф про козла, как натерпелся от черта зла. Говорят Кокля и Мокля:
— Потерял нашего козла, натерпишься от нас зла. Будешь век нам служить, за чертовой скотиной ходить. Есть у нас корова, бегать здорова. Нам за ней не угнаться. Тебе делать нечего, паси ее с утра до вечера. Если вечером не приведешь, живым от нас не уйдешь.
Стал граф пасти корову. Пошла она к реке на водопой. Встала на берегу. Только морду сунула в воду. Выскочили из реки водяные шиликуны. Схватили корову, утащили под воду. Мяса себе забрали, а шкуру на берег бросали. Испугался граф. Надумал шкуру сжечь. Высек огонь, развел костер.
Кокля и Молкля идут. У одного в руке дубинка, у второго — хворостинка. Хотят пастуха прибить, в землю вколотить. Побежал от них бедный и несчастный граф. Споткнулся о камень, упал. И сказал: «Фу ты черт!» Вдруг как из-под земли выскочил перед ним черт. Спрашивает:
— Звали меня, ваша светлость?! За вашу услугу, я помогу вам как другу.
Схватил черт коровью шкуру. Наполнил ее дымом от костра. Велел графу схватиться за нее двумя руками. Схватил граф коровью шкуру и полетел вместе с ней по воздуху. Поднялся под самые облака.
Летит коровья шкура высоко, несет далеко. Вдруг у графа зачесалось ухо. Мочи нет, как хочется почесать. Принялся он, одной рукой ухо скрести. Не удержался другой рукой за коровью шкуру. Полетел вниз и, бух!
Проснулся граф, открыл глаза. Видит, книга упала с колен на пол. А он сидит в своем кресле и усердно ухо чешет.


На привале

Один раз граф в лесу охотился. В уток стрелял да ни в одну не попал. Встретил охотников. Договорились они устроить на поляне привал. Развели костер. Сели вокруг. Стали беседовать. Один охотник говорит:
— Вот у меня такой острый нож, что поднесу лезвие к пальцу — сразу кровь выступает!
Другой охотник говорит:
— Вот у меня ружье — бьет на двадцать верст!
Граф думал-думал, что сказать. Наконец придумал и говорит:
— А вот у меня собака — чудо! Нальешь в блюдце молока и воды, так она молоко выпьет, а воду оставит.
Первый охотник все не унимается и похваляется:
— Вот у меня свисток — дуну в него — и он на все птичьи голоса высвистывает, дичь приманивает.
Второй охотник говорит:
— Вот у меня ружье — комара не видит, а по слуху его слышит, в него стреляет и убивает.
Граф рассказывает:
— А вот у меня собака — чудо! Как пойду, бывало на охоту, и если она заприметит одного зайца, то делает стойку и поднимает одну лапу. А если два зайца увидит, то поднимает две лапы.
— Ну, а если она увидит четырех зайцев? — спрашивают его охотники.
— Тогда она четыре лапы поднимает.
Ему говорят:
— Ну, а на чем же она стоит?
— На хвосте! — отвечает граф.


Волшебство

Идет граф по улице. На углу бабка с зелеными ногтями стоит. Прохожим она говорит:
— Кому поворожить?! Кого волшебством удивить?!
Привел граф бабку с зелеными ногтями домой. И просит:
— Сделай волшебство прямо здесь, на моих глазах.
— Хорошо, граф, я покажу свое волшебство. А долго ли показывать?
— Давай до самого обеда. Мне нечем заняться. Вот я и посмотрю.
Бабка с зелеными ногтями ему говорит:
— Если я буду показывать свое волшебство до самого обеда, вы не выдержите. Сделайте лучше так: налейте в чашку горячего чая. Поставьте перед собой. Пока остывает чай, пока идет от него пар, я буду показывать волшебство.
Граф согласился. Налил чаю. Поставил на стол чашку. Сел рядом. Посмотрел на чай. Вдруг слышит, за окном топот лошадей, голоса людей. Граф встал. Вышел из дома. Приехала к нему сваха и говорит:
— Ваша светлость, нашла я вам невесту, из хорошего места. Красивая — глаз не отвести, а приданного столько, что не унести.
Обрадовался граф. Сел со свахой в экипаж. Поехал невесту смотреть.


***

Привезли графа в большую усадьбу. Готовят там богатую свадьбу. Показывают ему невесту. Она такая красавица, что ни рассказать, ни пером описать.
Отошел граф в сторону. Решил прическу поправить. Достал зеркало из кармана. Принялся на себя глядеть. За его спиной невеста стоит. Вдруг видит ее в своем зеркале. Там она совсем не красавица, а чертова племянница: горбатая, рябая, да еще в придачу — хромая. Испугался граф. Думает, как бы ему убежать со свадьбы.
Пришла пора венчаться. Свадебный поезд у крыльца стоит. Посадили графа с невестой на тройку лошадей. Понеслась она вперед. А за ними едут гости, играют в кости, песни орут, в бубны бьют.
Глядит граф, тройка не в церковь несется, а в черный лес. Ему говорят:
— Вас будет венчать сам кривой бес.
Схватил граф у возчика вожжи из рук. Направил лошадей прямо к церкви. Въехала тройка в ворота. Встала под крест. Завопила невеста, соскочила с места, превратилась в змею и уползла в сухую траву. Сваха ударилась о землю, превратилась в летучею мышь и улетела в камыш. Лошади превратились в свиней, а гости в чертей. Разбрелись, разбежались кто куда.
Граф пошел домой дорогу искать.


***

Попал граф в необыкновенное место. Видит, стоит огромная колода, на ней лежит дорога. Пошел бедный и несчастный граф по этой дороге. В конце ее встретил невиданное чудо-дерево: растет лиственница с золотыми корнями, с серебряными ветвями. На вершине этой лиственницы город.
На нижней ветке сидит филин, величиной с дом. Перед ним лежит книга. Переворачивает филин крылом страницы и читает. Граф спрашивает:
— Возможно ли в город попасть?
— Угу-угу-угу! — отвечает филин.
Опустил он на землю крыло. Сел граф на него. Махнул филин крылом. Забросил графа в город. Посреди него виднеется большой дом без окон. Стоит он на одной гусиной лапке, на красной пятке. Где у него вход — неизвестно. Как подует северный ветер — поворачивает его к югу; как подует южный ветер — поворачивает к северу. Семь раз бедный и несчастный граф обходил дом. Наконец нашел железный крючок. Повернул его и дверь открылась.
Граф вошел в дом. Страшно в нем. Ноги на копытах по полу ходят, руки о камень ножи точат, косматые туловища на лавке сидят, две длиннозубые головы на полке лежат и между собой беседуют. Увидали графа. Одна голова говорит:
— Вчера без ужина спать легли, а сегодня пища сама к нам пришла.
Другая голова:
— Хорошо бы гостя съесть, да худой он весь. Давай откормим его, а потом съедим.
Закричали головы: «А ну, тени, вылезайте из постели! Склеивайте-сращивайте!» Слезли с кровати две тени. Сложили ноги, руки, туловища, головы и склеили. Двое страшных, ужасных Длиннозуба принесли болотную кочку, положили в бочку. Принялись туда корешки и листья крошить, окрошку солить. Прислонили бочку к дверям. Велят графу за три дня окрошку съесть, чтобы растолстеть. Потом кричат: «А ну, тени, вылезайте из постели! Расклеивайте, растаскивайте!» Прибежали тени. Принялись Длиннозубов расклеивать, растаскивать: ноги, руки, туловища, головы отделили и по разным местам разложили.
Надумал граф убежать. Дождался, когда головы уснули. Принялся бочку от дверей отодвигать. Повалилась она на бок. Покатилась и придавила две тени. Стал граф дверь открывать. Заскрипела она: «Скрип-скрип! Кто спит, тот обед свой проспит! Скрип-скрип!» Проснулись головы, закричали: «А ну, тени, вылезайте из постели! Склеивайте-сращивайте!» Не идут, придавленные бочкой, тени. Разозлились головы. Прыгнули с полки. Принялись на полу туда-сюда перекатываться, свою добычу искать, длинными зубами хватать. Закачался дом. С ветки дерева свалился.
Бедный и несчастный граф стал вместе с домом вниз падать. В печную трубу провалился и за сук зацепился. Живой остался. Согнулся под тяжестью сук, выпрямился. Полетел граф по воздуху. Долго ли, коротко ли летел, упал на землю.


***

Граф лежит на земле. Потом очнулся. Встал на ноги. Посмотрел по сторонам. Вокруг раскинулась степь без конца и края. Катятся по ней, гонимые ветром, кусты перекати-поля. Зацепился графа за куст и покатился вместе с ним по степи. Идет навстречу огромный белый верблюд. На спине горбы как горные хребты. Его верхняя губа гонит облака по небу; его нижняя губа гонит пыль по земле. Залетело перекати-поле в его рот.
Оказался бедный и несчастный граф в желудке белого верблюда. Кого там только нет: деревья с корнями, птицы со зверями, пастухи с табунами, караваны с купцами. Над ними плавают три облака: одно черное, другое — белое, третье — голубое. Попадает в них все живое. Кто попадает в черное облако, превращается в комаров. Кто попадает в белое облако — в кузнечиков. Кто попадает в голубое облако — в бабочек. Попал граф в голубое облако. Превратился в красивую бабочку. Вспорхнул и вылетел из ноздри белого верблюда. Сел на цветок. Прилетел комар. Опустился на цветок рядом с бабочкой. И спрашивает:
— Ты кто?
— Я граф! — отвечает бабочка.
— А я пастух! — говорит комар. — Слышал я от одного колдуна, чтобы превратиться обратно в человека, нужно в одно ухо белому верблюду влететь, а в другое вылететь.
Полетели бабочка и комар к белому верблюду. Влетели ему в одно ухо. Комар сразу заблудился. Из другого уха вылетела только одна бабочка. Превратилась обратно в человека. А комар был слишком мал, затерялся в ухе и пропал.


***

Идет бедный и несчастный граф по тропе. От голода умирает, от холода замерзает. Вдруг видит, что-то блестит в траве. Подошел поближе, нагнулся — кольцо золотое. Обрадовался, думает: «Продам его и куплю себе пищу на целую тыщу». Только успел находку в карман положить, подходят к нему двое подглядывателей и двое подслушивателей. И спрашивают:
— Откуда у тебя это золотое кольцо?
— В траве нашел, — отвечает граф.
Ему не верят:
— Вместе с другими дорогими вещами оно из городской сокровищницы украдено. Куда ты спрятал все остальное?!
Схватили графа, связали, привели в суд. Присудили страшное наказание. Посадили графа в ящик, заколотили крышку. Бросили ящик в воду. Плывет бедный и несчастный граф по реке, с жизнью прощается. Вдруг слышит голос:
— Река, стой!
Ящик перестал плыть. Крышка с него слетела. Вытащило его из ящика Чувырло-Чумырло. Это чудище с косматым медвежьим туловищем, коровьей головой и с длинной конской гривой. Чувырло-Чумырло открыло пасть. На верхних его зубах висят пятьдесят высохших человек, на нижних его зубах висят девяносто девять высохших человек. Одного не хватает. Чувырло-Чумырло повесило графа на шест, на солнце сушиться. Висит граф, судьбу проклинает, прошлую жизнь вспоминает.
Вдруг прилетела птица Мамыра — без лица, без рыла. Крылья у нее орловы, хобота слоновы, грудь кониная, ноги львиные; хвост медный, нос железный. Увидала на шесте добычу. Решила у чудища украсть. Мамыра схватила графа в когти, понесла по воздуху.


***

Мамыра летит над бушующим смоляным морем. Графа из когтей выпускает. После на лету его над смоляной волной хватает. Летит Мамыра над ядовитым морем. Яд в нем кипит, испаряется, до неба поднимается. Птица из когтей графа выпускает. Потом на лету его над ядовитой волной хватает. Летит Мамыра над огненным морем. Огонь к облакам тянется, а дым еще выше поднимается. Надумала Мамыра графа на огне поджарить, а потом съесть. Выпустила его из когтей. Вот он падает, летит в огненное море. Не ловит Мамыра его на лету. От дыма у графа потекли слезы из глаз.
— Ну что, ваша светлость, может быть хватит? — раздался вдруг над ним человеческий голос.
Граф вздрогнул, поднял глаза и увидел бабку с зелеными ногтями. Оказалось, что он сидит в своем доме за столом. Перед ним стоит чай, а из глаз его текут слезы. Граф попробовал чай — он был еще теплый.
— Ну вот, ваша светлость, я показала волшебство, — говорит бабка с зелеными ногтями. — Еще не успел чай остыть в чашке. А если бы я показывала волшебство до самого обеда, вы бы не выдержали. Что вам казалось бушующим морем, — то был чай в чашке.


Приключения на охоте

Граф охотился в лесу. Встретил двух охотников. Развели они костер. Устроили привал. Принялись рассказывать свои приключения на охоте. Один охотник говорит:
— Один раз я отправился на охоту. Ходил, ходил по лесу и ни одной птицы, ни одного зверя не встретил. Загрустил, думал, что совсем без добычи остался. Вдруг вижу, идет человек, тащит связку ушей, она у него с плеча до земли свисает. И говорит мне: «Если купишь одно ухо из этой связки, то будешь весь день слышать на расстоянии семи дней». Купил я у него одно ухо, приставил к голове. Прислушался и стал слышать птицу и зверя на расстоянии семи дней. Не глядя, принялся стрелять. Добыл много птицы и зверя, до дома еле-еле смог дотащить.
Второй охотник рассказывает:
— Один раз я был на охоте в лесу. Не добыл ни одного зверя, ни одной птицы. Собрался уже без добычи возвращаться домой. Вдруг вижу, человек идет, на спине связку глаз несет. И говорит: «Купи один глаз из этой связки и будешь видеть весь день на расстоянии семи дней». Обрадовался я. Купил один глаз. Приставил к голове. И стал видеть птицу и зверя на расстоянии семи дней. Настрелял целую гору. Три дня из леса домой добычу носил. Весь дом дичью завалил.
Пришла очередь графа рассказывать. Вот он говорит:
Один раз пошел я на охоту. Взял с собой ружье и собаку. В лесу подошел к высокому-высокому тополю. Вижу, лось щиплет самую верхушку. И подумал, знать, лось не маленький, — может тополь стал низким?
Поднял я голову, посмотрел на его верхушку — шапка слетела с головы. Нет, думаю, тополь высокий. Наверно, я маленьким стал?
Подошел я к глубокому колодцу, опустил руку, достал до воды. Нет, оказывается я не маленький. Быть может, колодец стал мелким?
На заре бросил я в него камень, — только к вечеру услышал, как камень долетел до воды. Нет, и колодец не мелкий. Тогда, наверное, день стал коротким?
Стою один в поле и не знаю, где я и куда мне идти. Вижу, неподалеку куст. Подошел к нему. Вдруг слышу, в кустах кто-то запищал. Пустил туда собаку. Побежала она в кусты. От страха завизжала, лапами и хвостом замахала и вдруг — полетела вверх. Скрылась в облаках.
Стал я искать, кто притаился в кустах. Искал-искал, увидал зайца. Сидит он под кустом и шьет себе шубу на зиму. Думаю: «Скорее его бы поймать, как бы не убежал». Пошел, сел на кочку. Принялся ружье заряжать.
Подхожу к кусту опять. Вижу, заяц на месте лежит и крепким сном спит, а его задние ноги хвастаются перед передними:
— Трусы вы, трусы! Чуть что — бежать! А мы не такие! Вы же видели, как мы собаку лягнули и отправили на тот свет!
Оказалось, заяц так сильно лягнул собаку, что она, бедная полетела вверх, как камень к облакам. Очень жаль было собаку, но зато я в первый раз в жизни узнал, как зайцы лягаются. Подкрался я к нему, за длинные уши косого схватил, засунул в сумку и пошел дальше.
Подхожу к реке, вижу — пауки паутину плетут. Постоял я, посмотрел, забросил в воду паутину и выловил себе сазана. В нем оказалось много-много икры. Надавил я пальцами ему бока, и икра легко сама посыпалась. Три часа подряд она все лезет и лезет. Пятый час икра все сыплется и сыплется. Тут я понял, что икры в этом сазане так много, что мне ее не выдавить за всю жизнь. Наелся я икры и пошел дальше охотится.
Иду и думаю о том о сем, чтобы не скучно было, да ничего не думается: мысли куда-то подевались. Стал искать, а они, оказалось, устроили скачки наперегонки с ветром и убежали далеко вперед. Намазал я сапоги жиром, чтобы они не скрипели. Побежал вдогонку. Бегу и спотыкаюсь о свою тень. Наконец догнал я свои мысли, быстро собрал их и пошел обратно к реке.
Лежу себе под деревом и покуриваю трубку. Вдруг заяц мой зашевелился, вылез из сумки, схватил зубами сапог с ноги. Не успел я крикнуть, как он убежал.
Жаль сапог. Но что же делать, сам виноват! Потужил я о своем сапоге. Надел один сапог на обе ноги и пошел домой без добычи. Попробовал вперед идти — не удается, попробовал назад идти — удается.
Нечего делать, опять надо идти на охоту. Взял я ружье и вернулся в лес. Вижу, на земле свежий лисий след. Пошел по нему. Гляжу, следы свернули прямо в реку. Присмотрелся я хорошенько к воде и заметил, — и на ней следы. Опытному охотнику сразу видно. Что ж, иду по следам дальше.
Привели меня следы на другой берег. Раздвинул я руками траву, огляделся и вдруг увидал лисицу. Сидит она вместе с кабаном и медведем. Все трое играют в карты.
Я и виду не показал, что ищу лисицу. Подсел к ним, попросил и себе карты. Играю и присматриваюсь. Мошенничают один чище другого. Ну, меня, конечно, не проведешь. Я в два счета их обыграл. Проигрались кабан и медведь, и пошли искать, где бы взять взаймы денег. А лисица мне говорит:
— Сейчас лето, тепло, я могу и без шубы жить, давай сыграем на мою шубу.
Сели играть. Я, понятно, выиграл. Снял у лисицы шубу с плеч и пошел дальше. Вижу, сидит стая уток. Подкрался к ним. Взял ружье, прицелился. Только хотел выстрелить, как вспомнил, что у меня всего лишь один заряд, — если выстрелю, убью только одну. Я сразу нашел выход: повел ружьем слева направо, выстрелил — и двадцать уток наповал.
Вернулся домой с богатой добычей.


ЧАСТЬ IV. В ЗАЗЕРКАЛЬЕ

Стеклянный человек

Граф гулял по городу и увидел стеклянный магазин. Зашел в него. Продавали большую, красивую стеклянную вазу. Граф подошел к ней и стал рассматривать. Продавец сказал:
— Ваша светлость! Это необыкновенная стеклянная ваза. Ее сделал сам хозяин магазина — Стекляшкин. Если на вазу смотреть не отрывая взгляда, можно увидеть то, что произойдет с вами через некоторое время.
Граф взялся пристально смотреть на вазу. Пришел хозяин. Он вышел из-за полки со стеклянной посудой и встал за спиной. Граф увидел его отражение в вазе. Это был стеклянный человек.
Граф испугался. Повернулся. Задел хозяина тростью. Стеклянный человек упал на землю и разбился. Зловеще зазвенели, зазвякали осколки. Они запрыгали по земле и стали склеиваться, превращаться обратно в стеклянного человека.
Бедный и несчастный граф испугался еще сильнее. На него напал жуткий страх. Он выбежал из магазина. Побежал по улице. Его преследовал стеклянный человек. Он лязгал стеклянными зубами, звенел стеклянными пальцами.
Стеклянный человек догнал графа. Толкнул его в спину. Граф упал в песочную яму. Его стало засасывать в стеклянный сосуд. Он оказался в песочных часах. Голос стеклянного человека сказал:
— Будешь, граф, знать, как меня толкать и разбивать! Как только песок перейдет из верхней части сосуда в нижнюю часть, ты без воздуха задохнешься.
Граф испугался. Ударил тростью по стеклу и разбил песочные часы. Стеклянные осколки запрыгали по земле, зловеще зазвенели и склеились в большой стеклянный аквариум. Бедный и несчастный граф вместе с песком оказался в аквариуме. Он плавал вместе с рыбками. Стал тонуть. Голос стеклянного человека сказал:
— Будешь, граф, знать, как меня толкать и разбивать! Как только рыбки проголодаются, они тебя съедят.
Граф ударил тростью по стеклу и разбил аквариум. Стеклянные осколки запрыгали по земле, зазвенели и стали склеиваться в стеклянный гроб. Граф оказался в стеклянном гробу. Закрылась стеклянная крышка. В нее вошли стеклянные гвозди. Гроб поплыл по бурной реке. Голос стеклянного человека сказал:
— Будешь, граф, знать, как меня толкать и разбивать! За стеклянными горами стоит могила со стеклянными крестами. Там тебя ждет смерть.
Стеклянный гроб приплыл к глубокой могиле. Пришли стеклянные гробокопатели. Опустили гроб в глубокую могилу. Под крестом поставили большую, красивую стеклянную вазу. Голос стеклянного человека сказал:
— Граф, как только истлеет в стеклянном гробу твое тело, косточки сложат в большую, красивую стеклянную вазу. Они будут мне о тебе напоминать.
Граф стал пристально смотреть на большую, красивую стеклянную вазу. С глаз, словно спала пелена. Вдруг он понял, что стоит в стеклянном магазине и видит в отражении вазы то, что с ним может произойти через некоторое время. Из-за полки со стеклянной посудой вышел хозяин. Граф не стал на него смотреть. Быстро вышел из стеклянного магазина и пошел домой.


Черные очки

Граф решил купить новые очки. Пришел в аптеку. Очков не было. Собрался уходить. Вдруг подходит к нему бабка с зелеными ногтями и спрашивает:
— Ваша светлость! Какие вам нужны очки: простые, золотые или самоглядные?
Граф решил взять самоглядные. Бабка с зелеными ногтями вытащила из сумки черные очки. Написала на бумажке заветные слова. Отдала бумажку графу вместе с очками.
Граф пришел домой. Надел черные очки. Вытащил бумажку и прочел слова: «Кто ночью самоглядные очки надевает, тот в прятки со смертью играет». Граф не поверил. Он засмеялся, скомкал бумажку и выбросил.
Наступил вечер. Граф собрался ложиться спать. Забыл снять черные очки. Лег в них на кровать. Уснул. Ровно в полночь граф проснулся. Вокруг гудели и шептались таинственные голоса, скрипели половицы, в камине трещал огонь. Бедный и несчастный граф открыл глаза. И ужаснулся. Через самоглядные очки он видел сквозь темноту.
Вдруг с грохотом захлопала форточка. Зазвенело оконное стекло и спрашивает:
— Ты, что, форточка, хлопаешь? Хозяину спать не даешь?
— Погляди на небо, — говорит форточка. — Видишь, сегодня полнолуние. Нас ожидает страшная и ужасная ночь.
Тревожно задребезжали стекла. Жутко завыл за окном ветер. Грозно застучали капли дождя по кровле. Бедный и несчастный граф испугался. На него напал зловещий страх. Вдруг в трубу, через камин в комнату влетел огненный змей. Он приполз к картине. На ней была нарисована старая графиня. Огненный змей зашипел:
— Графиня, отдай мой огненный палец! Или я убью графа.
Старая графиня на картине зашевелилась, засверкала глазами. И гневным голосом сказала:
— Не отдам! Я огненным пальцем разжигала огонь в камине много лет. Огненный палец — память о моем храбром и знатном муже! Он добыл его в бою.
Огненный змей страшно зашипел. Ударил по земле хвостом. Посыпались искры. Комната наполнилась нечистой силой. Из огненных искр появились клыкастики и волосатики, когтерезы и гнилоеды, мертвяки и кровяки. Принялись выть и стонать, вокруг рыскать, добычу искать. Залязгали они клыками, заскребли когтями, заскрипели костями. Подошли к кровати. Старая графиня закричала:
— А ну, бойцы — старые жильцы, вставайте! Своего хозяина спасайте!
Вдруг в комнате все зашевелилось, засуетилось. Из буфета поскакали вилки и ножи и в драку пошли. С полки спрыгнули булавки и иголки, набросились как волки. По столу скачет солонка, соль в глаза бросает ловко. Из угла тяжелый увалень комод наклоняется и на врагов наваливается. Из кресла острая пружина выскакивает и врагов поколачивает. Зонтик и трость, словно шпаги пронзают. Башмаки в спину пинают. Утюги огнем животы прижигают. Веник по щекам хлещет. Самовар кипятком на головы плещет. Отступает нечистая сила.
Ползет огненный змей к графу. Хочет огнем спалить, хвостом задушить. Кровать в воздух поднялась, стала по комнате летать и огненного змея топтать. Граф протянул руки к стене. Хочет ружье с гвоздя снять, в огненного змея стрелять. Наклонился. Черные очки упали с головы на пол и разбились. Вдруг стало в глазах темно, невидно никого. Наступила тишина. Кровать на свое место встала. Граф успокоился. Страх прошел. И он уснул.
Утром бедный и несчастный граф отправился в аптеку. Купил себе новые — простые очки.


На лесной тропинке

Идет граф по тропинке, гуляет по лесу. Видит — впереди гриб стоит. Обрадовался, думает: «Возьму гриб с собой. Отдам повару. Он мне его сварит на обед». Наклонился граф. Хочет взять. Вдруг гриб вскочил на тоненькие ножки и быстро побежал. Удивился граф и бросился за ним. Догнал. Снял с головы шляпу и накрыл гриб. Осторожно приподнял шляпу. Смотрит, стоит не гриб, а маленький гном в красном колпачке. Засверкал гном сердитыми глазами, бросил в графа пучок мертвой травы и говорит:
— Замри!
Граф застыл на месте. Спина не разгибается. Ноги не передвигаются, не может граф с места сойти. Хочет закричать, на помощь звать, а язык не ворочается. Так и остался бедный и несчастный граф стоять согнувшись, со шляпой в протянутой руке.
Яркое солнце графа припекает, жаркие лучи обжигают. Прилетел порывистый холодный ветер, графа до костей пробирает. Приплыла черная туча, дождем на графа поливает. Букашки ползают, кусают. Комары кровь выпивают. Бедный и несчастный граф думает: «Лучше умереть, чем это беду терпеть».
Вдруг сухие листья зашуршали. Идет гном по лесной тропинке в синем колпачке. Подошел к графу и говорит:
— Что, прохожий не хороший, на моем пути встал как истукан, мешаешь пройти.
Бросил гном в синем колпачке в него пучок живой травы и крикнул:
— Отомри!
Граф тут же зашевелился, задвигался, выпрямился. И скорей пошел из леса домой.


Полосатый матрас

Граф решил поменять на кровати старый матрас. Он был зеленый и с пружинами. Послал в магазин слугу и сказал:
— Купи новый зеленый матрас.
Слуга пришел в магазин. Попросил продать зеленый матрас. За прилавком стояла бабка с зелеными ногтями. Она сказала:
— У нас в продаже только ватные полосатые матрасы.
Слуга купил полосатый матрас. Принес в дом. Старый зеленый матрас он отнес на чердак, а новый положил на кровать.
Наступил вечер. Граф надел на голову колпак, ночную рубашку и лег на кровать. Уснул. Во сне он почувствовал, как под ним задвигался, зашевелился полосатый матрас. Кто-то коснулся его руки и снял с пальца перстень.
Бедный и несчастный граф страшно испугался. Открыл глаза. И ужаснулся. Из полосатого матраса выбегали маленькие ватные человечки. Они быстро снимали с полосатого матраса полоски. Словно веревками связали его руки и ноги. Граф не мог двигаться. Полосатый матрас зашевелился и поднялся в воздух. Прилетел на чердак. Вокруг стояла мертвая тишина.
На чердаке было темно и страшно. Неожиданно в углу загорелась свеча. Появился свет. Ватные человечки развязали пленника. Граф встал на ноги. Перед ним в старинном кресле сидел старый зеленый матрас. Вместо рук и ног из него торчали ржавые пружины. Вокруг него стояли: подушки и одеяло, простыня и покрывало. Зеленый матрас жутким, зловещим взглядом посмотрел на графа. Пружиной схватил его за ворот ночной рубахи, понял вверх. И сказал:
— Граф, вы меня предали. Я держал вас на своих руках каждую ночь всю свою долгую жизнь. Терпел, когда вы, мучаясь от бессонницы, без конца вертелись и ворочались на мне. И теперь, когда я состарился, меня отправили доживать свой век на темный чердак. Это тяжкое преступление. Вы заслуживаете наказание.
Из темного угла вышло полотенце. Страшно ухмыляясь, оно подошло к графу и стало душить. Бедный и несчастный граф схватил подушку и начал защищаться. Подушка вырвалась из рук и ударила его в живот. Граф упал. Полотенце прыгнуло ему на плечи. Граф сбросил с себя полотенце, встал и побежал.
На сундуке граф увидел старую дедушкину шпагу. Схватил ее и разрубил полотенце пополам. Вместо одного полотенца появилось два. Они набросились на него и опять стали душить. Граф защищался. Одна белая простыня летала по воздуху над его головой, тяжело вздыхала и жалела своего хозяина. Граф проткнул одно полотенце шпагой, другое ударил ногой и прыгнул на простыню. Она полетела с чердака на улицу. Влетела через окно в комнату и легла на кровать. Бедный и несчастный граф очень устал. Он закрыл глаза и быстро уснул.
Наступило утро. Граф проснулся. Подумал: «Какой странный сон». Потом поглядел на руку. На пальце не было его любимого перстня. Граф стал его искать. Он распорол ножом полосатый матрас. В нем лежал его перстень.
Граф позвал слугу. Велел вынести полосатый матрас во двор и сжечь. Слуга выполнил его волю. Полосатого ватного матраса не стало. Потом слуга поднялся на чердак. Взял старый зеленый матрас. Отнес его к матраснику. Мастер заново его перетянул. Зеленый матрас с пружинами вернулся на прежнее место —на кровать графа.


Дух-побивух

Граф возвращался из путешествия домой. Он ехал в экипаже и мечтательно размышлял: «Как будет теперь хорошо и уютно дома. В комнатах сделали ремонт и поставили новую мебель…». В экипаже, рядом с графом, сидел хромой карлик. Он был в черных очках и с железной тростью. Хромой карлик снял очки, блеснул красными глазами и сказал:
— Приехали!
Экипаж остановился. Граф стал выходить. Протянул руку за своим саквояжем. В нерешительности остановился. Рядом стояли два саквояжа. Они были одинаковые. Граф, в нерешительности, взял один из них. Экипаж уехал. Граф вернулся домой. Оглядел комнаты. Он был доволен ремонтом и новой мебелью.
Граф отдохнул. Пообедал. Решил распаковать саквояж. Открыл его. И удивился. Это был не его саквояж. В нем лежала черная коробка. Она была обвязана черной лентой. Граф захотел заглянуть в коробку. Развязал черную ленту и открыл крышку. В коробке лежал пузырек. На нем был нарисован черный череп с костями. Под рисунком была надпись: НЕ ОТКРЫВАТЬ, ОПАСНО!
Граф испугался. Подумал, что в пузырьке яд. Решил закопать пузырек в землю. Он взял лопату и пошел в сад. Под деревом вырыл ямку. Бросил в нее пузырек. На дне ямки лежал камень. Пузырек ударился о камень и разбился. Из пузырька вырвался зловещий Дух-Побивух. Невидимым вихрем он пронесся по саду. Вселился в дерево. Оно задвигалось. Вылезло из земли. Вершина стала головой, корни — ногами, ветки — руками, сучки — пальцами с когтями, дупло — пастью с клыками.
Дерево увидело в саду человека, утробным зловещим голосом загудело, вытянуло вперед ветки-руки с сучками-когтями и угрожающе двинулось на него. Бедный и несчастный граф страшно испугался. Бросился убегать. Прибежал в дом и запер дверь.
Зловещее дерево выбило дверь. Полезло в него и ударилось вершиной-головой о косяк. Оказалось не пустяк. Влезть в дом не смогло. Дух-Побивух вылетел из дерева и вселился в веник. Понесся он по комнате. Поднял кругом пыль, все по дороге разбил. Увидал человека и ударил по спине со всех сил. Граф упал. Потом встал и спрятался под стол.
Веник сломался. Дух-Побивух вылетел из веника. Вселился в утюг. Стал по воздуху летать. Принялся все корежить и ломать. Накалился от злости до красна, словно вышел из огня. Стал утюжить все без конца. Прожег стол. Бедный и несчастный граф спрятался под кровать. Одни ноги оттуда торчат. Утюг решил прижечь ему пятки, отутюжить их гладко.
Вдруг в комнату вошел хромой карлик в черных очках. Он сказал:
— Ваша светлость! Извините! Кажется, вы по ошибке взяли мой саквояж. Я привез ваш, а заберу свой.
Хромой карлик снял черные очки. Блеснул красными глазами. Ударил утюг железной тростью. И он упал на землю. Хромой карлик вытащил из кармана пузырек. Прочел заклинание. Вылетел из утюга зловещий Дух-Побивух. Вернулся в пузырек. Хромой карлик положил пузырек в черную коробку. Перевязал ее черной лентой. Положил в свой саквояж и ушел.
Бедный и несчастный граф вылез из-под кровати. Оглядел комнату. С тоской и грустью подумал: «Придется опять отправляться в путешествие. В доме будут делать ремонт и ставить новую мебель».


В зазеркалье

Граф ходил туда и сюда по комнате. Было скучно. Решил взглянуть на себя в зеркало. Подошел к нему. Взглянул. Увидел в зеркале свое отражение. Вдруг отражение погрозило ему пальцем и сказало:
— Я сердито на вас, граф. Разве можно быть таким не аккуратным и целыми днями не смотреться в зеркало. Мне скучно, когда на меня так долго не глядят. Поэтому я от вас ухожу.
Отражение в зеркале стало уходить. Бедный и несчастный граф забеспокоился: «Как же я буду жить без своего отражения». Он шагнул в зеркало. И оказался в зазеркалье.
Бедный и несчастный граф бросился догонять свое отражение. Он бежал и все больше от него отставал. Понял, в зазеркалье нужно все делать наоборот. Граф стал убегать от своего отражения. Тут же его догнал. Но не успел объясниться. Отражение перешагнуло зеркало и оказалось вместо него в его комнате.
Бедный и несчастный граф оказался один в зазеркалье. Он долго шел туда, не зная куда. Наконец пришел в замок отражений. Этот замок был построен из сот. В каждой из них было множество ячеек. В каждой ячейке сидело отражение. Перед каждым отражением стояло зеркало. Оно было повернуто обратной стороной. Отражение видело все происходящее перед собой и ожидало, когда хозяин посмотрит на него. Оно повторяло все движения своего хозяина.
Отражения увидели человека и сочувственно говорили:
— Граф, отражение обмануло вас. Оно поменялось с вами местами и стало на земле графом. Теперь вы останетесь в зазеркалье навсегда и сделаетесь его отражением.
Бедный и несчастный граф пришел в свою ячейку. Сел перед своим зеркалом. Через обратную его сторону он видел свою комнату. Было страшно одиноко и скучно. Времени в зазеркалье не существовало. Не нужно было ни пить, ни есть, ни спать. Вокруг стояла сплошная темнота, но глаза сквозь нее все видели. Жизнь была однообразной и протекала спокойно. Граф с тоской вспоминал свою прошлую жизнь. Беспокойство его не покидало.
Вдруг в зеркало ворвалось его отражение. Оно вытолкнуло графа из зазеркалья. Он попал обратно в свою комнату. Граф обрадовался и посмотрел в зеркало. Пред ним стояло его отражение. Оно сказало:
— Лучше, граф, в зазеркалье скучать, чем столько волнений на свободе испытать. Только я попал вместо вас в дом и сделался графом, как появилось множество забот и хлопот. Мне принесли газеты. Пришлось их все читать. Потом привезли табак с рынка. Пришлось курить трубку. От едкого дыма чуть было не задохнулся. Потом пришли кредиторы. Принялись меня за руки хватать, на меня кричать, тюрьмой пугать, велели все долги отдавать. Еле-еле отбился от них. Вечером надумал отдохнуть. А мне говорят: экипаж подан. Нужно ехать в гости, всю ночь не спать, — в карты играть. Нет, уж лучше в зазеркалье свою спокойную жизнь проживать, чем столько в реальном мире испытать.
После этого случая, отражение никогда графа не покидало.


Дурман-табак

Граф гулял в парке. Сел отдохнуть на скамейку. Решил выкурить трубку. Вдруг рядом с ним сел старик с фиолетовым носом. Он вытащил из кармана кисет с табаком и стал приговаривать: «Кто не курит дурман-табак, тот простак… кто не курит дурман-табак, тот простак…» Граф услышал про табак. И думает: «Что это так старик свой табак расхваливает, не лучше ли он моего — турецкого». Граф достал свою трубку. И просит у старика:
— Не дадите ли щепотку своего табаку испробовать?
Старик с фиолетовым носом говорит:
— Мой дурман-табак — всем табакам табак! Покуришь, на всю жизнь его не забудешь!
Взял старик из своего кисета щепотку табаку и отдал. Граф заправил им трубку и закурил. Затянулся. Вдруг сизый дым облако свил, все из глаз закрыл. Окутал он его серым туманом, вошел в голову дурманом. Видит граф, стал он уменьшаться. Превратился в маленького человечка. Взял его в руки старик с фиолетовым носом. Принялся ухмыляться, над ним смеяться. Говорит:
— Ну, что выкурили, ваша светлость, мой дурман-табачок! Попались ко мне на крючок! У меня таких истуканчиков-болванчиков как вы — целая коллекция. Да все одни простые миряне, пастухи, солдаты, крестьяне, теперь будут и дворяне. Правда есть один человек в мундире, видать генерал в чине.
Посадил старик с фиолетовым носом графа в карман. Понес его в свою коллекцию. Сидит бедный и несчастный граф в темном кармане. Стал его ощупывать. Нашел семечки и орехи. Да ему не до потехи. В углу кармана в дырку попал. Провалился в подол сюртука.
Пришел старик с лиловым носом к себе на двор. Залез рукой в карман. А графа там нет. Раздосадовался старик, думает: «Сбежал видно по дороге». Сбросил на землю сюртук.
Вылез граф из сюртука. Видит, диво дивное — вокруг одни истуканчики-болванчики. Все работают. Крестьяне в поле пашут, на тараканах плуг с бороной тащат. Пастухи стадо пасут — жучков, паучков стерегут. Дроворубы маленькими топориками сухие травинки подрубают, словно большие деревья валят. Солдаты перед генералом строем маршируют, казаки на блошках гарцуют.
Вдруг поднялась тревога. Прибежала из подвала крыса. Граф испугался, за кочку бросался, спрятался. Генерал приказы отдает, пехоту в бой на врага ведет. Солдаты из ружей в крысу палят, штыками грозят. Генерал велит пушку везти. Казаки привезли пушку — табачную трубку. Из табака сделали ядро. Зарядили. В крысу стреляли. Табачным ядром ей в голову попадали. Крыса расчихалась. Испугалась. И убежала.
Видит граф — из его трубки табачный дым выходит, вверх сизым облачком поднимается. Думает: «Дай-ка последний раз табачком затянусь». Вдруг слышит голос:
— Ну, что, ваша светлость! Как мой дурман-табак? Он действует не просто так.
Дым рассеялся. Бедный и несчастный граф пришел в себя. Открыл глаза. Не поймет, что с ним было. То ли дурман одолел и все привиделось, то ли наяву случившееся происходило. Сидит он в парке один на скамейке. В руках трубку держит. Всю выкурил


Полнолуние

Граф любил перед сном читать книгу. Выбирал страшные рассказы и истории. Наступил вечер. Граф решил готовиться ко сну. Он снял с полки книгу. Прочел название: «Полнолуние». Лег на кровать. Принялся ее читать и рассматривать картинки. Уснул с книгой в руках.
Ночью бедный и несчастный граф услышал страшный грохот и гул. Он проснулся. Подошел к окну. Открыл. На небе была полная луна. Она ярко освещала землю. Шум доносился с улицы. Вдруг занавески на окнах зашевелились. Они схватили графа и выбросили в окно. Он полетел по воздуху. Стал падать на землю. Зацепился за фонарный столб и повис на нем.
Перед его глазами начинался парад нечистой силы. По улице строем мертвецы проходили, перед собой гробы на колесиках катили. За ними тащились белые и черные скелеты. Белые — продавали приведениям на праздник билеты. А черные скелеты — гремели костями, скрипели зубами. Из домов, из темных углов домовых хватали, с них кожу сдирали и на себя надевали, а мясо в гробы бросали.
За скелетами шел огромный мыльный пузырь. С ним был черный козел — поводырь. Мыльный пузырь раскачивался из стороны в сторону. Хватал леших за бороду, в рот брал и как леденцы сосал. Потом отдирал от дома водосточную трубу и держал ее во рту. Через нее выплевывал бороды, разбрасывал по всему городу.
За зловещим мыльным пузырем шествовали угрюмые людоеды. От них были одни беды. В руках они несли большую котлетомешалку. Из мешков откормленных карликопотамов вынимали и в нее бросали. Потом их проворачивали, мешали — делали фарш для котлет. И звали зеленых русалок к себе на обед.
Раздается зловещий топот и свист. По улице рыжая борода бредет. Она за веревочку толпу полосатых копыт ведет. Они по мостовой грохочут, все на своем пути топчут, а людоедов в спину пинают, дорогу себе расчищают. Пролетели по воздуху на метлах ведьмы. Пробежали черные, как уголь, черти. Медленно упыри идут. Огромный аквариум несут. В нем кровь до краев. Плавают в аквариуме семь кровососов пиявок и пять кровожадных козявок.
Парад нечистой силы замыкает Смерть. На нее страшно смотреть. Она размахивает черной косой и ведет петухов за собой. Смерть подходит к графу. Скрипит зубами, сверкает глазами. И говорит:
— Граф! Разгадай мою загадку. И я оставлю тебе жизнь. Вот она: «Кто тебя может спасти от нечистой силы?»
Граф обрадовался простому вопросу, показал рукой на петухов и сказал:
— Петухи! Они закричат: «Ку-ка-ре-ку!» — и наступит утро!
Смерть сказала:
— А вот и не отгадал, в мои сети попал, — петухи-то со мной все жареные!
Бедный и несчастный граф стал приглядываться. Смерть сказала правду. Петухи были жареными. Граф впервые увидел живых жареных петухов. Страшно испугался. От ужаса закрыл глаза и закричал: «Спасите! Помогите!» Смерть стала его за плечо трясти.
Граф открыл глаза. Перед ним стоит его слуга. Трясет за плечо и спрашивает:
— Ваша светлость, вы во сне кричали. Я подумал, что вы меня звали.
Граф поглядел в окно. Полная луна спряталась за облака. Ночь кончилась. Наступило утро.


СМОТРЕТЬ >ЧАСТИ V–VI

 

 

© http://naumenko-gm.ru 2013. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на сайт Георгия Марковича Науменко (http://naumenko-gm.ru) ОБЯЗАТЕЛЬНА !
Эл. адрес: Naumenko.folklor@mail.ru
Яндекс цитирования