vstavka

НАУМЕНКО ГЕОРГИЙ МАРКОВИЧ

ДЕТСКИЙ ПОЭТИЧЕСКИЙ И МУЗЫКАЛЬНЫЙ ФОЛЬКЛОР | ЭТНОГРАФИЯ | МИФОЛОГИЯ --- ТВОРЧЕСТВО --- КНИГИ | АУДИОКНИГИ | ФОНОГРАММЫ | ФОТОГРАФИИ | СЦЕНАРИИ | ХОРЕОГРАФИЯ

ГЛАВНАЯ ОБ АВТОРЕ И КНИГАХ СТРАШИЛКИ ДЛЯ ДЕТЕЙ АУДИО-СТРАШИЛКИ СКАЗКИ АУДИО-СКАЗКИ СТИХИ
СЛАВЯНСКАЯ МИФОЛОГИЯ ИГРЫ С НАПЕВАМИ ЭТНОГРАФИЯ ДЕТСТВА ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ФОЛЬКЛОРА ФОЛЬКЛОРНАЯ АЗБУКА  СЦЕНАРИИ ФОЛЬКЛОРНЫХ 
ПРАЗДНИКОВ И ПЬЕС

 

 

skazki3

ЧАСТЬ I. КНИГА ВОЛШЕБНЫХ ЗАКЛИНАНИЙ

Черное пятно

Бедный и несчастный граф вернулся с прогулки домой. Устал. Лег на диван. Закрыл глаза. На душе стало тревожно. Открыл глаза. Неожиданно увидел на стене большое и зловещее черное пятно. Пришел слуга. Стал черное пятно стирать. Черное пятно не стиралось. Стал смывать. Черное пятно не смывалось. Стал соскребать. Черное пятно не соскребалось. Граф надел очки, подошел к стене и стал рассматривать черное пятно. Потрогал. Вдруг вылезла черная рука, схватила графа и утащила в черное пятно.
Бедный и несчастный граф оказался в длинном черном коридоре. Огляделся. Увидел дверь. Открыл. И от ужаса похолодел. В комнате за столом сидели два скелета. Один был черный скелет, другой — белый. Они играли в шашки человеческими черепами. Черный скелет сказал:
— Брат, у тебя на доске не хватает одного черепа.
Белый скелет спрашивает:
— А где же его взять?
— Он сам к тебе пришел! — и черный скелет показал костлявым пальцем на графа.
Граф испугался и закрыл дверь. Пошел по длинному черному коридору. Увидел другую дверь. Открыл ее. Жуткий страх напал на него, — в комнате лежало огромное ухо и шевелилось. Из него выпрыгнула большая зеленая жаба и глухим леденящим душу голосом сказала:
— Отрежьте ему ухо! У нас нет второго уха!
Граф страшно испугался и закрыл дверь. Пошел дальше по коридору. Увидел еще одну дверь. Открыл. И в ужасе застыл. В комнате за столом сидели: Коровья кишка, Баранья косточка и Свиной пузырь. Посмотрела Коровья кишка на графа и сказала:
— Из его костей я сделаю студень!
Баранья косточка сказала:
— Из его мяса я сделаю жаркое!
А Свиной пузырь:
— Из его крови я сварю кисель!
Вдруг бедный и несчастный граф услышал шаги. Он закрыл дверь и побежал. Шаги приближались. Кто-то его преследовал, страшно скрипел зубами, гремел костями и жутко выл. Граф добежал до конца длинного черного коридора и увидел лестницу. Поднялся по ней. Открыл крышку колодца и выбрался наверх. Посмотрел вокруг. Он оказался на кладбище.


***

Ночь. По кладбищу проносится сильный ветер. Раскачиваются и скрипят могильные кресты. Страшно. Бедный и несчастный граф от страха дрожит, зубами стучит. Видит — человек идет. Подошел к нему:
— Извините! — говорит граф.— Идемте вместе. Место страшное.
— А кого ты боишься?
— Мертвецов.
— А чего нас бояться?!
Пригляделся к спутнику граф: на лице вместо носа и глаз — ямы; зубья, что железные крючья. Бросился бедный и несчастный граф от него бежать. Спрятался в лесу.


***

Пробирается бедный и несчастный граф по черному лесу. В глухой чаще ухает филин, жутко воют волки. Страшно. Видит граф, на дереве человек висит. Вытащил его из петли и на землю положил. Вдруг пришли разбойники с крюками да с батогами. Схватили графа и говорят:
— А ну, ваша светлость! Снимай перстень с пальца!
Стал граф снимать. А перстень не снимается. И так и этак старается. Ничего не получается. Не снимается с пальца перстень. Разбойники дают графу нож и говорят:
— Отрезай палец вместе с перстнем!
Мертвец на ноги вскакивает. И кричит:
— Вы что обижаете хорошего человека?! Я три года на дереве висел. Никто мне помочь не хотел. А он меня пожалел, из петли вытащил!
Набросился мертвец на разбойников и давай их колотить да зубами грызть. Граф побежал. Из черного леса на дорогу выбрался.


***

Идет бедный и несчастный граф по дороге. Не знает, в какую сторону путь держать. Думает: «У кого бы спросить?» Видит — в стороне дом стоит. Зашёл в него. На лавке человек лежит и спит. Стал его граф будить — трясти-тормошить. Не просыпается. Пощекотал его граф. Во сне человек засмеялся, рот открыл. А во рту у него железная челюсть, зубы острые, как резцы. Испугался граф и спрятался в сундук. Проснулся человек с железной челюстью. И говорит:
— Глаза мои, глаза! Что вы видите?
Принялись глаза по всем местам, по всем углам глядеть. И говорят:
— Мы ничего не видим.
— Уши мои, уши! Что вы слышите?
Принялись уши прислушиваться. И говорят:
— Мы ничего не слышим.
— Нос! Что ты чуешь?
Принялся нос воздух нюхать. И говорит:
— Чую чужой дух!
Вытащил человек изо рта железную челюсть, поточил зубы о камень. И говорит:
— А ну, зубцы-резцы-кровососцы, приведите мне на обед непрошеного гостя!
Защелкала железная челюсть зубцами-резцами, поскакала по дому. Выглянул граф из сундука. Железная челюсть схватила его за рукава. К хозяину потащила. Стал граф упираться, руками за все хвататься-цепляться. Да некуда деваться. Тут запели первые петухи. В окно заглянул первый клочок света. Человек с железной челюстью повалился на лавку и уснул мертвым сном.
Выскочил граф из дома. Побежал по полю подальше из страшного места.


***

Идет бедный и несчастный граф по полю, по широкому раздолью. Нет конца и краю ему. Пить захотел. Стал искать. Не может воду найти. Одни высохшие русла ручьев да рек встречаются. Вдруг мелькнули в стороне две тени. Спрятался граф за куст и выглядывает. Одна тень говорит:
— Здорово, старичок Сушнячок!
— Здорово, старуха Засуха!
— Куда направляешься?
— Здесь всю воду выпил. Теперь жажда мучает. Пойду в другое место искать.
— Всю да не всю! — говорит ему старуха Засуха. — Вон на краю поля, под старой сосной колодец стоит. В нем вода родниковая, холодная водится.
Услышал граф о колодце. Побежал скорей к нему. Хочет обогнать старичка Сушнячка и воды напиться. Прибежал. Под старой сосной колодец стоит. Обрадовался граф. Перегнулся воды зачерпнуть. И свалился в черный колодец. Вот летит, летит, падает, падает. От страха глаза закрыл и думает: «Когда же дно будет?» Упал. Открывает глаза, глядит, — а он у себя дома на диване лежит. И черного пятна в комнате нет.


Большая черная муха

Бедный и несчастный граф сел обедать. Пришел слуга и поставил на стол тарелку с супом. Вдруг в окно влетела большая черная муха. Она села на тарелку и принялась хлебать суп.
Граф рассердился и погрозил плутовке пальцем. Большая черная муха укусила палец. Полетела и села на люстру. Граф от боли страшно закричал. Он снял с ноги ботинок и запустил в большую черную муху.
Большая черная муха проглотила ботинок. Люстра закачалась, сорвалась с потолка, грохнулась на пол и разбилась. Граф взял ружье и стал в большую черную муху стрелять. Одна дробина попала ей в глаз. Большая черная муха страшно зажужжала. Она бросилась на графа. Схватила его за ногу и полетела.
Бедный и несчастный граф висел вниз головой и летал по комнате.
На стене висела старинная картина. На ней были нарисованы коровы и большая навозная куча. Большая черная муха устала. Решила сесть на большую навозную кучу. Полетела на нее отдыхать. Она со всего маху треснулась о картину. И, разбилась.
Бедный и несчастный граф остался жив.


Книга волшебных заклинаний

Граф копался на чердаке в сундуке. На самом дне нашел старинную книгу. Прочел название: «Книга волшебных заклинаний». Стряхнул с нее пыль и отнес в комнату.
После обеда граф удобно уселся в кресло. Взял в руки таинственную книгу. Стал читать. Прочел заклинание на первой странице. Вдруг из темного угла в комнату вошли: резиновый сапог, деревянный костыль и полосатый матрас. Резиновый сапог превратился — в скелета, деревянный костыль — в змею, полосатый матрас — в хромую Ягу. Скелет сказал:
— Кто меня звал? Того я задушу!
Змея сказала:
— Кто меня звал? Того я укушу!
А хромая Яга:
— Кто меня звал? Того я в могилу утащу!
Бедный и несчастный граф страшно испугался. Прочел заклинание на второй странице. Тут же из темного угла вылетела метла. Принялась в комнате выметать. К чему она прикасалась — все начинало исчезать. Вымела скелета, змею и хромую Ягу. Вымела стол и стул. И к графу полетела.
Бедный и несчастный граф сильно испугался. Прочел заклинание на третьей странице. Вышел из темного угла огромный Свиной Пузырь. И сказал:
— Есть хочу! Проглочу!
Пасть открыл и метлу проглотил. Раздулся Свиной Пузырь и, лопнул.
Граф закрыл книгу волшебных заклинаний. Отнес ее обратно на чердак и спрятал в сундук на самое дно.


На охоте

Граф взял ружье и пошел на охоту. Пришел к лесному озеру. Раздвинул камыши. Увидал на воде уток. Прицелился. Нажал на курок. Ружье не выстрелило.
Граф бросил ружье на землю, снял с ноги сапог и бросил в утку. Сапог попал утке на голову. Она полетела с сапогом на голове. Граф снял второй сапог и бросил в другую утку. Не добросил. Испугалась утка, вспорхнула, полетела и выронила яйцо. Упало яйцо графу на голову, разбилось и залепило глаза.
Граф побежал к воде промывать глаза и наступил на ежа. От боли он страшно закричал. Под кустом сидел медведь. Услышал страшный крик, испугался и бросился убегать. По дороге наступил графу на ногу.
Бедный и несчастный граф поджал отдавленную медведем ногу и запрыгал на одной. Наступил на лягушку. Поскользнулся и упал в воду. Вымок. Выполз. Высох. Взял ружье. Зацепил курок. Ружье выстрелило. Пуля полетела и попала в утку с сапогом на голове. Она упала на медведя и убила его. Медведь повалился и придавил лису. В зубах лиса держала зайца.
Так бедный и несчастный граф с добычей оказался.


Анчутка

Бедный и несчастный граф шел по улице. Вдруг слышит за спиной грохотанье-громыханье. Оглянулся. Видит, прямо на него едет гроб на колесиках. На нем кровью написаны слова: «Едет Анчутка — станет всем жутко!» Ударил граф тростью гроб с колесиками. Разбил. Выскакивает чертик и кричит:
— Ты зачем мою новую Бибизику сломал? Ну, теперь ты пропал!
Погрозил чертик и исчез.
На другой день бедный и несчастный граф подошел к зеркалу. А в нем вместо его отражения — стоит чертик. И кровью написаны слова: «Пришел Анчутка — стало всем жутко!» Вдруг в комнате часы пошли в обратную сторону, рояль сам собой заиграл, а трость пошла плясать. Граф трость поставил в угол, на рояле закрыл крышку, часы остановил. Потом закрасил краской зеркало. Чертик исчез.
Вечером бедный и несчастный граф лег спать. Закрыл глаза. Неожиданно кто-то его стал за усы хватать, за нос щипать, за пятки щекотать. Граф открыл глаза. Над кроватью картина висит, и вместо дедушки на ней, — нарисованный чертик стоит. И кровью слова написаны: «Пришел Анчутка — стало всем жутко!» Граф снял картину со стены. Закрасил ее краской. Чертик исчез. И граф опять лег спать.
Бедный и несчастный граф проснулся. Открыл глаза. В комнате было темно. Поглядел на часы. Они показывали полдень. «Остался без завтрака» — подумал граф. Шторы на окнах были задвинуты. На них кровью написаны слова: «Пришел Анчутка — стало всем жутко!»
— Ну, Анчутка — станет тебе жутко! Получишь ты у меня на орехи! — сказал граф и вспомнил про орехи.
Захотел съесть вместо завтрака. Встал. Взял со стола орех. Ударил по нему кулаком. Не расколол. Взял трость. Ударил по ореху тростью. Не расколол. Рассердился. Взял молоток. Ударил. Орех выскользнул из-под молотка и полетел к окну. За шторами прятался чертик. Орех попал ему в лоб и шишку набил. Закричал он: «Ой, Анчутке — жутко!» Выскочил в окно. Больше в доме не появлялся.


Ни разу не попал

У графа на стене висела голова медведя. Его спросили:
— Сколько раз вы стреляли в такого большого и свирепого зверя?
— Десять.
— Десять?!
— Ну да, и ни разу не попал. А потом медведь стал так смеяться, по земле кататься, что с обрыва свалился и разбился.


Гном

Бедный и несчастный граф пришел в аптеку. Видит, — гном покупает таблетку. Продавец его спрашивает:
— Вам завернуть?
— Нет! — отвечает гном.— Я так покачу.
Граф стал над ним смеяться. Разозлился гном. Подходит и говорит:
— Ударить правой или левой рукой?
Граф еще сильней стал смеяться. Думает: «Такой маленький, а в драку лезет». И говорит:
— Ну, ударь правой!
Ударил его гном правой рукой. И тут же у графа вырос горб на спине. Граф испугался. Спрашивает у продавца:
— У вас есть лекарство от горба?
— Нет! — отвечает продавец.
Бедный и несчастный граф с досады бросил на пол трость. Гном таблетку катит. Трость на дороге у него лежит. Разозлился гном. Подходит к графу. И говорит:
— Ударить правой или левой рукой?
— Правой уже бил,— говорит граф,— ударь левой!
Ударил гном его левой рукой и горб на спине исчез. Обрадовался граф. Взял трость и пошел домой.


Дока-морока

Бедный и несчастный граф в доме один. Скучает, чем заняться не знает. Взял он старинный граммофон, завел и поставил пластинку. Вдруг голос на пластинке сказал:
— Граф, берегись! Дока-Морока решил от темной ночи укрыться, от дождя спрятаться. Ищет твою улицу.
Граф закрыл в доме окна. Поставил другую пластинку. Голос сказал:
— Граф, берегись! Дока-Морока решил от темной ночи укрыться, от дождя спрятаться. Он нашел твою улицу, ищет твой дом.
Граф запер в доме двери. Поставил на граммофон третью пластинку. Голос опять сказал:
— Граф, берегись! Дока-Морока решил от темной ночи укрыться, от дождя спрятаться. Он нашел твой дом, ищет твою комнату.
Бедный и несчастный граф испугался, лег на кровать и закрылся с головой одеялом. Дверь отворилась. В комнату вошел Дока-Морока. За стол сел. Все, что было в доме, поел. И в темном углу улегся.
Не спит Дока-Морока, скучает. Стал он шутку шутить, морочить. Напустил, полон дом воды. Граф страшно испугался, — тонуть-то никому не хочется. Вдруг подплывает к нему лодка. Сел граф в нее и поплыл. Понесло его ветром в открытое море. Набежали тучи. На море поднялась сильная буря. «Видно, помереть придется», — подумал граф. Буря стихла.


***

Плывет бедный и несчастный граф в лодке по морю. Накатила большая волна, погнала лодку вперед, попала она в водоворот и стала тонуть. Бедный и несчастный граф упал на дно моря. Встал и пошел, куда глаза глядят. Видит — стоит сложенный из камня дом без крыши. Перед дверями двое стоят. Один говорит:
— Я, морж с бородой. Меня зовут: Плю-Плю.
А второй:
— Я, краб с клешней. Меня зовут: Плю-а-хе.
Граф хочет спросить, кто в доме живет, да не может в воде рот раскрыть. Стражники, словно его мысли угадали, отвечают:
— В доме живет Дух Моря Таканакапсалюк.
Краб клешней цап графа, схватил и в дом втащил. В подводном доме на жемчужном троне Дух Моря Таканакапсалюк сидит, от злости сопит. У него зеленые волосы до земли, лица не видно. На руках пальцев нет, вместо ног — плавники. Вокруг морские чудовища плавают.
— Причеши меня! Не вижу тебя! — говорит Дух Моря Таканакапсалюк. А то кровь пущу, морским крысам скормлю.
Граф взял морской гребешок. Принялся расчесывать волосы. Вдруг видит, — вместо волос водяные змеи вьются, до земли тянутся. Бедный и несчастный граф страшно испугался. Стал оглядываться, куда бы ему спрятаться.
Проплывает мимо кит, усами шевелит, изо лба фонтан пускает. Схватил граф его за хвост. Кит вильнул хвостом. Полетел граф из воды. Упал на землю.


***

Встал бедный и несчастный граф на ноги и пошел людей искать. Шел, шел. Устал. Сел на камень. Вдруг камень зашевелился. Граф с него на землю свалился. А камень кричит:
— Только задремал! И тысячи лет не пролежал! А меня уже разбудили!
Вокруг зашевелились и заговорили живые камни:
— Ты что, брат, кричишь? Спать мешаешь!
А тот:
— Пришел такой-то, сякой-то и мне на голову сел.
Одни кричат:
— Его завалим, в лепешку раздавим!
А другие:
— Валуном задавим!
Вылезает из пустого пня Чудище-Юдище из киселя. В голове у него живые мысли гуляют. О чем ни подумает Чудище-Юдище, все видно, как на картинке. Говорит:
— Отдайте его мне! Я возьму его под землю — в нижний мир. Сделаю жаркое и устрою пир.
Вдруг прилетает огромная птица с рогами, с железным клювом. Схватила графа в когти и полетела с ним под облака.


***

Принесла птица с рогами и железным клювом графа на огромное дерево и бросила в гнездо. Замахала крыльями, заклекотала страшным пронзительным голосом, поднялась к небу и улетела. В гнезде железные яйца лежат. В железных яйцах птенцы пищат. Вдруг яйца раскололись на две половинки. Выбрались из них птенцы. Окружили графа со всех сторон. Железными клювами, как топорами стучат. Его склевать хотят.
Стал бедный и несчастный граф вслух с жизнью прощаться, на свою горькую судьбу пенять. Видит, птенцы прислушались к нему. Не стали его клевать. Тогда взялся он им сказки рассказывать.
Все сказки граф рассказал, что знал. Принялся свои придумывать, говорит, что на ум придет. Язык уж не ворочается. Поглядел, а птенцы его не слушают. Глаза закрыли. Усыпил он их своими сказками. Обрадовался, решил бежать, свою жизнь спасать.
Посмотрел граф из гнезда вниз. Земли не видно. Стал он по ветвям спускаться. Видит, на ветвях висят яблоки с человеческими лицами.
— Вы кто? — спрашивает граф.
Ему отвечают:
— Мы души! Это наше Дерево Жизни.
Ветка обломилась. Бедный и несчастный граф полетел вниз.


***

Летит граф, летит, падает, падает. Упал на мягкую перину. Обрадовался, что жив остался. Вдруг в бок ему пружина вцепилась. Перина говорит:
— На белом свете покою от людей не было, — мяли и трепали меня. А теперь вот и в царстве Призраков Вещей покою не дают…
Перина сбросила графа с себя на пол. На столе затарахтели ложки, зазвенела посуда, запыхтел самовар. Заварной чайник говорит:
— Я узнал его! Это мой старый хозяин! Он уронил меня и разбил мне нос. Моя жизнь кончилась. Меня выбросили в мусорный ящик.
В темном углу заскрипел комод:
— Моими ящиками без конца хлопали и толкали меня, пока я не получил сотрясение и весь не расклеился. Ух, затопчу, задавлю злодея…
Старый комод грозно двинулся из угла. Бедный и несчастный граф вскочил на ноги и бросился бежать. Выскочил из дома. За ним побежал комод. Да в дверях застрял.


***

Идёт бедный и несчастный граф по дороге. Попал в большой город. Проголодался и думает: «Где бы найти еду?» Видит — стоит перед ним стол накрытый, а на нём огромное блюдо; на блюде мясо горой лежит. Взял граф кусок, ко рту поднес. Вдруг со всех сторон обступили его люди и начали спрашивать:
— Ты что ешь?
Граф отвечает:
— Мясо.
Ему говорят:
— Ты что, людоед? Это человеческое мясо!
Схватили его, связали по рукам и ногам и посадили в тюрьму. Потом стали судить и присудили смертную казнь. Привели на помост, голову положили на плаху. Палач взял в руки топор, замахнулся…
— Ай-ай! — закричал граф.
Слуга спрашивает:
— Ваше светлость, вы что кричите?
— Еще бы не кричать: чуть-чуть палач голову не отрубил!
— Какой палач? Вы же в своей кровати лежите.
Тут бедный и несчастный граф пришел в себя. Понял, что с ним Дока-Морока во сне шутку шутил, морочил.


Червяк

Бедный и несчастный граф собрался на рыбалку. Вспомнил, что нужен червяк. Пошел искать. Пришел в сад. Стал землю копать. Нашел одного червяка. Оказался он маленький да тоненький. Граф думает: «Что же мне с ним делать? Дай-ка я его лучше сначала откормлю».
Проходит время. Граф отправился на рыбалку. Сел на берегу реки. Насадил червяка на крючок. Забросил удочку в воду. Сидит, ждет. Вдруг — клюет. Граф думает: «Дай-ка еще посижу, может больше клюнет». Сидит, ждет. Опять клюет. Вытаскивает граф удочку из воды. И видит: его червяк двух сомов за хвосты держит, и говорит:
— Э-эх! Ваша светлость! Они же могли меня съесть!


Именины

Бедный и несчастный граф отмечал именины. Ему подарили большой белый рояль. Граф решил на нем играть. Он собрал вокруг себя гостей. Стал садиться за рояль. Вдруг голос сказал:
— Сядешь, убью! Сядешь, убью!
Граф страшно испугался. Позвал слугу. Велел ему сесть за рояль. Слуга стал садиться. Опять голос сказал:
— Сядешь, убью! Сядешь, убью!
Слуга испугался и убежал. Позвали дворника. Пришел дворник с метлой. Он поднял крышку рояля. И увидел, — карлик бегает за мухой, и кричит: «Сядешь, убью! Сядешь, убью!»


Красные пельмени

Однажды бедный и несчастный граф решил жениться. Стал думать, где ему найти невесту. Неожиданно в дверь постучали. В комнату вошла женщина в длинном платье и сказала:
— Я ваша невеста!
Граф обрадовался и велел слуге накрывать праздничный стол. Потом спрашивает:
— Почему у вас такое длинное платье?
— Это такой фасон! — ответила женщина.
Сели за стол. Стали кушать. Граф уронил вилку. Нагнулся за ней. Вдруг видит — у женщины на ногах копыта. Страшно испугался. Промолчал. Женщина говорит:
— Какая невкусная еда! Мои красные пельмени вкуснее. Пойду принесу.
Женщина встала из-за стола и пошла из дома на улицу. Граф за ней. Женщина пришла на кладбище. У ограды стояло дерево. Граф спрятался за него. Стал наблюдать. Женщина раскопала могилу. Откинула в сторону крышку гроба. Достала мертвеца. Из него она стала делать красные пельмени.
Бедный и несчастный граф страшно ужаснулся. Закружилась голова. Он упал в обморок. Когда очнулся, решил никогда не жениться.


Желтое пятно

После обеда граф прилег на диван. Он курил трубку и смотрел на потолок. Вдруг на потолке граф увидел желтое пятно. Желтое пятно ширилось, разрасталось, становилось все больше и больше.
Бедный и несчастный граф почувствовал жуткий страх. Он не отводил взгляда от жуткого пятна. Стал кричать. Пришел слуга. Граф показал ему на потолке желтое пятно. Слуга испугался и побежал звать дворника.
Пришел дворник с метлой. Он полез на чердак. Было темно и страшно. Кто-то жалобно скулил. Дворник выставил перед собой метлу и свечкой осветил чердак. На полу сидел жалкий щенок. Под ним была большая желтая лужа.


Никогда их не видел

Бедный и несчастный граф приехал за границу. Решил пожить в старинном замке. Договорился с хозяином о цене за жилье. И спрашивает:
— Я слышал, что в замке часто появляются привидения?
— Чепуха! — говорит хозяин.— Я живу уже здесь триста лет, и никогда их не видел.


Собрался в путешествие

Бедный и несчастный граф собрался в путешествие — в пустыню. Ему говорят:
— Как же, ваша светлость, вы выдержите — там сорок градусов в тени?
— А я не глупец! — отвечает граф.— В тени не буду сидеть!


В пустыне

Отправился бедный и несчастный граф в путешествие. Идет по пустыне. Вокруг один раскаленный песок. Жажда мучает, силы на исходе, до жилья не дойти. Вдруг споткнулся о кувшин. Джин вылезает и спрашивает:
— Что тебе надо, мой господин? Я исполню любое твое желание!
Бедный и несчастный граф говорит:
— Хочу домой.
А джин ему:
— Ну, пошли!
Граф говорит:
— Да я не так хочу домой! Я быстро хочу!
Джин:
— Ну, тогда побежали!


Страшный сон

Полночь. Бедный и несчастный граф лег на кровать. Уснул. И видит сон. Идет он по дороге. Споткнулся. Под ногами топор лежит. А впереди на перекрестке столб пыли вихрем крутится, свист и вой стоит. Мимо него не пройдешь и стороной не обойдешь.
Рассердился граф. Поднял с земли топор. Бросил в пыльный столб. Свист и вой стихли, пыльный столб исчез. Вместо него на дороге отрубленная нога валяется. Бросил граф отрубленную ногу в канаву и дальше пошел. Вдруг слышит за спиной голос:
— Отдай мою ногу! Отдай мою ногу!
Обернулся. Видит, за ним мертвец на одной ноге, на осиновой клюке скачет. С ним еще семь мертвецов. Это они в вихре на перекрестке дорог куролесили. Испугался граф. Бросился бежать. Стали мертвецы его догонять, за полы пиджака хватать.
Увидел граф дерево. Забрался на самую макушку. Сидит, от страха дрожит. Мертвецы прибежали, зубами заскрипели, костями загремели, а достать графа не могут. Встал под дерево мертвец с отрубленной ногой, с осиновой клюкой. На плечи к нему залез другой, а тому на плечи третий забрался... Встали они друг на друга. Вот-вот графа достанут.
Граф еще сильней забоялся, всем телом затрясся. Свалился у него с ноги на землю сапог. Одноногий мертвец подумал, что это его нога. Обрадовался, нагнулся, за сапогом потянулся. Мертвецы с него на землю повалились. Страшно разозлились. Стали драться.
Надумал граф бежать. Прыгнул с дерева и в крапиву упал, обжегся.
— Ой! — закричал.
Вскочил бедный и несчастный граф с кровати. Очнулся от страшного сна. Вдруг слышит, за окном воет-гудит. Думает: «Не мертвец ли за отрубленной ногой пришел?» Испугался и под кровать спрятался.
Утром вышел из дома во двор. Глядит, а на земле разбитый кувшин лежит. В него ветер залетает и воет-гудит.


Зеленые пальцы

Утро. Бедный и несчастный граф сел завтракать. Позавтракал. Взял со стола газету. Стал читать. В газете было написано: «Граждане! По городу ходят Зеленые пальцы. Они щекочут людей до смерти. Остерегайтесь!»
Граф не поверил, усмехнулся. Достал коробку с табаком и стал им набивать трубку. Вдруг в дверь постучали. Граф подумал, что ему послышалось, и не открыл. В дверь постучали во второй раз. Бедный и несчастный граф насторожился. Постучали в третий раз.
Граф подошел к двери и открыл. На пороге стояли страшные, зловещие Зеленые пальцы. Стали щекотать. Граф засмеялся. Потом испугался и выронил из рук коробку с табаком. Табак попал на Зеленые пальцы. Они перестали щекотать. Стали чихать. Граф захлопнул дверь. Зеленые пальцы ушли.
На другой день. Утро. Бедный и несчастный граф сел завтракать. Позавтракал. Взял со стола газету. Стал читать. В газете было написано: «Граждане! По городу ходят Зеленые пальцы. Теперь они людей не убивают, а на них чихают!»


Стреляющая трость

Идет бедный и несчастный граф по лесной дороге. Вдруг из чащи выбегает волк и бежит навстречу. Испугался граф и выставил перед собой трость. А за деревом стоял охотник. Выстрелил он из ружья и убил волка. Поглядел граф на убитого волка и говорит:
— Какой уж год с тростью хожу, и не знал, что она стреляет!


На кладбище

Бедный и несчастный граф поспорил с друзьями, что он самый бесстрашный. Побился с ними об заклад, что всю ночь проведет на кладбище. И пошел.
Идет ночью по кладбищу граф. Боится, дрожит. Вокруг мертвецы встают. На одной могиле старик сидит, трубку курит. Встал он, подходит к графу и спрашивает:
— Что, ваша светлость, мертвых боишься?
— Да, боюсь! — отвечает граф.
— Ничего, ничего! Я тоже боялся, когда живой был!
Не выдержал граф такого страха, перемахнул через ограду и домой побежал. Больше ни с кем не спорил, что он самый бесстрашный.


Блинчики с мясом

Бедный и несчастный граф любил блинчики с мясом. Позвал слугу и говорит:
— Сходи в мясную лавку и купи мне на обед блинчики с мясом.
Слуга ушел. Больше его никто не видел. Он не вернулся.
Граф сам пошел в мясную лавку и купил блинчики с мясом. Сел обедать. Стал есть блинчики с мясом. Вдруг увидел в них ногти. Их было ровно пять. На каждом ногте оказалось написано кровью по одной букве. Граф прочел слово: СЛУГА.
Граф взял трость. Пошел искать слугу. Пришел в мясную лавку. Навстречу вышел толстый мясник с фиолетовым носом. Граф спросил:
— Где мой слуга?
— Садитесь на этот стул! — сказал мясник с фиолетовым носом и ушел.
Граф сел на стул. Потом встал. Положил на стул шляпу. Принялся обследовать мясную лавку. Вдруг в полу открылся люк. Стул вместе со шляпой провалился под землю. Граф заглянул в люк. В нем была большая мясорубка. Она перемалывала человеческое мясо и кости.
Бедный и несчастный граф страшно испугался. От страха выронил из рук трость и спрятался под прилавок. Пришел мясник с фиолетовым носом. Он радостно потирал руки. И сказал:
— Из графа получатся замечательные блинчики с мясом!
Мясник с фиолетовым носом пошел к люку. Зацепил ногой трость и, свалился в люк — в мясорубку. Граф вылез из-под прилавка. Взял трость и пошел домой обедать.


Клад

Ночь. Бедный и несчастный граф лежит на кровати. Не спится. Вдруг видит, — два привидения в углу стоят. Одно приведение спрашивает:
— Эй, друг! Ты, из какого века?
— Из восемнадцатого, — отвечает второе приведение.
— А я из семнадцатого. Друг, если ты съешь банку горчицы, что лежит на столе, — получишь миллион.
— А ты где возьмешь миллион?
— Я видел в семнадцатом веке, — хозяин этого дома кувшин с золотом закопал под крыльцом.
Морщится молодое приведение и ест горчицу. Съело всю банку. Теперь старое приведение спрашивает:
— Друг! А ты дал бы мне миллион, если бы я съел соль и перец из солонки?
— Конечно, друг! Разве я скупее тебя!
Морщится старое приведение, ест соль и перец из солонки. Съело всю солонку.
— А не кажется ли тебе, друг, — говорит молодое приведение, — что мы поели и оба ничего от этого не заимели?
Принялись приведения спорить. Не могут никак решить, кому миллион причитается.
Стало светать. Приведения исчезли. Граф встал с кровати. Оделся. Взял лопату. Вышел во двор. Стал копать землю под крыльцом. Выкопал клад.
За кувшин с золотом бедный и несчастный граф получил миллион.


Ни повезло

Поздний вечер. Граф вернулся домой. Он был в игорном доме и проиграл в карты все деньги.
Бедный и несчастный граф взял в руки веревку. Сел в кресло. Подумал: «Ни повезло! Удавиться что ли?» Только он об этом подумал, черный туман закрыл глаза. Видит граф себя на широком поле. Появились рядом два покойника. Подхватили его под руки и повели к высокой осине. Собралось вокруг них сборище. Кого только нет: ведьмы и колдуны, утопленники и удавленники. Увидели графа с веревкой, на радостях запели и заплясали. На трясучей осине мертвяки сидят и манят:
— Лезь, ваша светлость, скорее в петлю! Мы уж гроб сколотили, могилку вырыли!
Осина и макушку свою наклонила, — приглашает. Кинулись навстречу черти. Приняли у графа из рук веревку. Захлестнули за крепкий сук, — наладили петлю. Двое держат ее наготове, третий согнулся и спину подставляет, четвертый ухватил графа за ноги и подсаживает.
Одел бедный и несчастный граф петлю на шею. Думает: «Тело черту, а душу Богу отдам». Только об этом подумал. Завопили черти:
— Нам душа нужна, а не мясо!
Выхватили его из петли и швырнули в сторону. Полетел граф. Очнулся в своем кресле. Бросил веревку. Перекрестился. Решил дальше жить, не тужить.


Красная рука

Бедный и несчастный граф был в гостях. Рассказывали про красную руку.
Граф сказал:
— Это неправда! Этого нет!
Вечером граф вернулся домой. Услышал в гостиной звуки рояля. Включил свет. Увидел жуткую страшную картину. За роялем сидела красная рука. Она шевелила пальцами и играла музыку.
— Ну, что, граф, теперь ты веришь, что я существую? — сказала красная рука, набросилась на бедного, несчастного графа и стала душить.
Граф схватил со стены саблю и зарубил красную руку.
Было уже темно. Граф пошел в спальню. Лег спать.
Вдруг в полночь поднялся сильный ветер, блеснула молния, с шумом раскрылось окно. За окном стоял мертвец. Жутким, зловещим голосом он сказал:
— Отдай мою руку! Отдай мою руку!
Граф страшно испугался и бросил мертвецу красную руку. Мертвец ушел.
На другой день в полночь опять с шумом раскрылось окно. Граф снова услышал зловещий голос мертвеца:
— Пришей мне руку! Пришей мне руку!
Граф ужасно испугался. Схватил со стола будильник и бросил в окно. Мертвец проглотил. Бросил свечу. Мертвец проглотил. Бросил клетку с попугаем. Мертвец попугая проглотил. Вдруг будильник в его брюхе стал звенеть, свеча огнем жечь, попугай клювом сечь. Мертвец жутко завращал глазами, заскрипел зубами, замахал руками, застонал. И сгинул.


Черный череп

Однажды бедный и несчастный граф шел по дороге. Споткнулся. Глядит — под ногами черный череп лежит. Граф спрашивает:
— Ты что здесь лежишь?
— Тебя жду.
— А что ты меня ждешь?
— Хочу сказать.
— Что?
Жутким, зловещим голосом черный череп закричал:
— Отдай свое сердце!
Граф страшно испугался и бросился убегать. Черный череп защелкал острыми зубами и покатился вслед за ним. Видит граф — гроб на колесиках стоит. Решил спрятаться и лег в него.
Гроб на колесиках покатился по дороге. Приехал на кладбище. Граф вылез из него. Рядом стояла надгробная плита. На ней было написано: «Здесь будет покоиться бедный и несчастный граф К.»
Вдруг из-за надгробной плиты вышла старуха Смерть с косой и говорит:
— Ну, что, граф, осталось только вырыть могилу. И я возьму твое сердце!
— Я не могу рыть,— говорит граф,— у меня радикулит, спина болит.
Старуха Смерть разозлилась. Стала косой землю рыть. О камень косу сломала. Оступилась и в могилу свалилась. Земля с краев осыпалась. Надгробная плита зашаталась и в могилу упала. Старуху Смерть придавила.
Бедный и несчастный граф живой вернулся домой.


 

ЧАСТЬ II. ПЛЯСКА СМЕРТИ

Зловещий волос

Граф приехал в музей. В зале висели портреты. Граф долго стоял перед одной картиной. На ней была нарисована Пиковая Дама. Она была в богатом головном уборе. Волосы были убраны. Только с головы свисал один волос.
Граф вышел из музея. Прошелся по аллеям парка. К обеду вернулся домой. В прихожей стал переодеваться в халат. Увидел на пиджаке длинный волос. «Это не мой волос, — подумал граф. — И где он ко мне прицепился?» Граф брезгливо двумя пальцами снял его и бросил на пол. Потом надел халат и пошел в гостиную.
Волос зашевелился. Злобно ухмыльнулся и сказал:
— Ну, берегись, граф! Будешь знать, как грубо обходиться со мной! Я не кто-нибудь, а волос с головы Пиковой Дамы! Доберусь до тебя ночью. Обовьюсь вокруг шеи и задушу.
Волос, словно змея, принялся извиваться и ползти. Он пробирался в спальню.
Наступил вечер. В полночь бедный и несчастный граф пришёл в спальню. Лёг на кровать. Длинный зловещий волос полз по одеялу. Граф повернулся на другой бок. Одеяло зашевелилось. Волос свалился с него на пол. «Опять придётся забираться на кровать», — недовольно подумал он.
Волос забрался на кровать. Приполз к голове. В темноте стал искать шею. Пощекотал нос. Граф чихнул. Волос полетел по воздуху и упал в ногах. «Ну, берегись, граф! Доберусь до тебя, — недовольно ворчал волос. — Опять придётся ползти к голове». Он снова стал пробираться вперёд.
Волос приполз. Нащупал шею. Приготовился вокруг неё обвиваться. Было душно. Граф проснулся. Решил напустить в спальню свежий воздух. Встал с кровати. Открыл окно. Появился сквозняк. Он подхватил волос и стал летать с ним по спальне. Волос повалился на пол. Он страшно разозлился. Времени до утра оставалось совсем не много.
Длинный зловещий волос решил дождаться следующей ночи и задушить графа. Он приполз в тёмный угол и спрятался за креслом.
Наступило утро. Граф встал и пошёл умываться. В спальню пришла служанка. Принесла веник и тряпку. Принялась делать уборку. Она вымела волос вместе с сором. Выбросила его в мусорное ведро и унесла из дома.
Зловещий волос с головы Пиковой Дамы погиб.


В казаках

Граф плыл по реке на пароходе. На одном причале была остановка. Граф вышел из каюты. Увидел на берегу воз с арбузами. Захотел попробовать. Вернулся в каюту. Взял деньги и в халате отправился за покупкой. Принялся выбирать спелый арбуз. Выбрал. Купил. Повернулся. Взглянул на причал. Пароход уплыл. Остался бедный и несчастный граф стоять с арбузом на берегу.
Едет бричка. Погоняет коня лихой казак. Усы расправляет, нагайкой помахивает, саблей позвякивает. Узнал, что человек от парохода отстал. Говорит:
— Садитесь, ваша светлость. Мигом пароход обгоню. На следующем причале вы на него попадёте и дальше поплывёте.
Обрадовался граф. Сел с арбузом в бричку. Гикнул казак, конь встрепенулся и помчался вперёд. Едут они по дороге. Впереди лес. Только в него въехали. Вдруг со всех сторон свист, крик. Бегут к ним разбойники. Казак кричит:
— Ваша светлость, прыгайте на землю! Прячьтесь в кустах! Я как-нибудь отобьюсь от супостатов!
Граф бросил арбуз. Прыгнул с брички. Спрятался в кустах. Выглядывает, что-то будет. Окружили разбойники бричку. Казак выхватил саблю и давай рубить супостатов. Ударили его кистенём по голове, сбросили раненого на землю и уехали на бричке.
Граф выбрался из кустов. Видит, лежит на земле казак с пробитой головой, умирает. Пожалел он его, взвалил на спину, понёс из леса. Но всё было напрасно. Почувствовал казак близкую смерть и говорит:
— Возьмите, ваша светлость, мою одежду, возьмите и саблю. Верно она мне служила, пусть теперь вам послужит.
Граф думает: «На шпаге я фехтовал, из пистолета стрелял, а вот саблей никогда не махал». Сбросил он халат, нарядился в казачий костюм, вооружился саблей и отправился в путь. Так граф нежданно-негаданно стал казаком.


***

В первой же станице вызвал графа на поединок какой-то забияка казак. Замерло у графа сердце от страха. Рад бы бежать, да совестно. Кругом любопытные станичники толпятся, ждут с нетерпением поединка. Впервые в жизни бедный и несчастный граф дрожащей рукой обнажил саблю, закрыл глаза и начал рубить вслепую, как попало, и направо и налево.
Раз! Слетела голова у какого-то зеваки. Толпа бросилась врассыпную. Перепугался и противник графа, скрылся от поединка за плетнём.
Стоит бедный и несчастный граф растерянный, не знает что делать.
Вдруг торжественно подводят станичники к нему великолепного скакуна. Оказалось, что в этой станице бесчинствовала шайка разбойников. Никому от них житья не было. Переодетый главарь разбойников шатался в толпе, его-то граф нечаянно и зарубил.
Обрадованные жители станицы подарили графу коня. Сел он на него, поехал дальше верхом.


***

Отъехал граф от станицы всего ничего. Вдруг скачет навстречу басурманин с копьём:
— Эй ты, стой! — кричит. — Сразимся не на жизнь, а на смерть!
Повернул граф коня вспять и погнал что было силы. Летит конь, как ветер, уносит своего хозяина подальше от врага. А басурманин мчится в погоню.
— Стой, жалкий трус! — кричит. — Догоню, убью!
Припал граф к шее коня, дыхание от ужаса перехватило. На полном скаку споткнулся конь, полетел граф вверх тормашками через его голову. Со страху схватился за пучок травы.
Вдруг у него в руках оказался тетеревиный хвост. Это он повалился на гнездо тетерева и ухватился за него. Поднял птицу над головой.
Увидел басурманин всадника с тетеревом, удивился его ловкости да сноровке. Думает: «Ишь как ловко казак птицу за хвост поймал. С таким противником лучше не мериться силой». Повернул коня и ускакал во всю прыть.
Дошла весь до станицы, что их молодец-ловкач поймал на скаку тетерева за хвост, и еще злого басурманина напугал. Просят остаться у них на службе, хотят его головой выбирать.


***

Однажды прошёл слух, что появился в лесу страшный, ужасный, злобный, опасный Страхаглот. На людей нападает, одним замахом когтистой лапы головы отрывает. Стонет от него казачий край. Боятся станичники в лес ходить. А как без ягод да грибов жить? Призвали к себе графа, просят заступиться:
— Уничтожь ты, погуби Страхаглота. В лес зайти не даёт, того гляди — голову снесёт.
Граф принялся отказываться:
— Не хочу время тратить на него! Пусть вон молодой казак с ним сразится, пусть отличится. Подожду, когда объявится для меня настоящий противник.
Другие казаки все отказались, никто не захотел сражаться с чудовищем.
Нечего делать. Назвался груздем, так полезай в кузовок. Пришлось собираться в дорогу. Дали станичники ему с собой в дорогу муки и крупы, да табаку. Едет бедный и несчастный граф в лес. Думает: «Придётся с белым светом попрощаться».
Приехал граф в лес чудовище искать. Наступили сумерки. Граф сел на поляне ужинать. Вдруг выскакивает из леса прямо на него Страхаглот, ну есть урод: с клыками рот, во лбу торчит рог, ручищи с когтищами. От страха померк свет в глазах графа, упал он без памяти на землю.
Страхаглот увидел на земле казака. Подумал, что он от страха умер. Взялся муку и крупу горстями в рот себе запихивать да табаком закусывать.
Очнулся бедный и несчастный граф. Слышит, чудище от боли стонет и по земле катается. От жадности подавился он мукой и крупой, а от табака чихает да глазами вращает. Выхватил граф саблю, хватил им чудище со всей силы и зарубил насмерть.
Принялись в станице славить графа, как самого храброго казака. Потом щедро наградили, на пароход посадили, с почестями проводили.
Граф возвратился домой. Думает: «Научился я саблей махать, соперников побеждать. Теперь хоть на военную службу поступай. Глядишь, и до высокого чина дослужусь».


Граф-неведимка

Однажды началась война. Надумал граф на воинскую службу поступить. В боях отличиться, до большого чина дослужиться.
Войско начало наступление. Перешло границу соседнего государства. Граф вместе с отрядом был в обозе, охранял провиант. В первом же бою окружили вражеские полки этот отряд. Попал бедный и несчастный граф в плен. Повели его во дворец. По дороге говорят:
— У нас все пленные с царём в шахматы играют. Кто проиграет, тот голову теряет…
Царь пленного за стол усадил, расставил шахматы и спрашивает:
— Условие знаешь?
— Знаю! — отвечает бедный и несчастный граф. — Проиграю — голову потеряю.
— С кем играть будешь, знаешь?
— Знаю! С царем игру начинаю.
— Про саблю знаешь?
— Не знаю.
— Смотри, на ковре висит! Видишь? Это волшебная сабля! Сама проигравшему голову рубит!
— Неужели и царскую голову срубить осмелится? — удивляется граф.
— Сабля срубит голову проигравшему! — грозно говорит царь. — Я никогда не проигрываю! Играй!
Начали играть.
Граф сделал ход. Царь сделал ход. Граф передвигает фигуру. Царь переставляет фигуру. Играли, играли — очередь царя делать ход. Он уже слона передвинуть задумал, как увидел, какой бы фигурой куда ни пошёл, следующим ходом соперник непременно ему мат сделает. Взглянул царь на ковёр, а сабля качается, вот-вот с гвоздя соскочит. Раздумывает царь, как ему лучше фигуру передвинуть, не хочет проигрывать. И так думает, и этак думает, — а сам со страхом всё на саблю поглядывает, — она всё сильнее раскачивается.
— Давай, пленник, ничью делать! — говорит царь.
— Нельзя, великий царь! — вежливо отвечает граф. — Если ничью сделаем, сабля обоим головы срубит. А мне жаль будет: из-за моей глупой головы царская голова пропадёт. Вы лучше подумайте, сколько можете, а я пока погуляю в саду.
Граф вышел из дворца в сад. Перебрался через ограду и пошёл по дороге искать границу в своё государство.
Царь думал-думал, очень долго думал, да так от страха возле шахматной доски и умер, ничего не придумав.


***

Бредёт бедный и несчастный граф по дороге. От голода живот подвело. Пришёл к лесному озеру. Решил отдохнуть. Сел на берегу под дерево. Закрыл глаза. Вдруг слышит, вода заплескалась в озере. Открыл глаза. Видит, на воду сели лебеди. Начал подкрадываться к ним. Подошёл совсем близко. И думает: «Ружья с собой нет. Ну, ничего, может хоть одного поймаю руками». Подкрался к самому большому лебедю. Ухватился обеими руками за его шею. Лебедь испугался, освободиться попытался, не вышло, и он взлетел. Граф не успел разжать руки, оказался в воздухе. Поднимается лебедь всё выше и выше, и, наконец, уперся в самое небо. Граф видит, что небо, оказывается, сделано из голубой замши. А то, что мы называем солнцем, луной и звёздами — не более, как дырки в замше; через них и пробивается сияние.
Через одну большую дыру лебедю удалось пробраться наверх неба. Граф не смог через неё пролезть и застрял. Ухватился он за кромки небесной дыры. Висит, от ветра раскачивается.
Висит час, другой, третий, надо что-то делать. Граф достал из кармана нож и принялся вырезать из небесной голубой замши длинный ремень. Привязал за конец к кромке небесной дыры и стал спускаться вниз. Не хватило ремня до конца. Граф прыгнул. Закричал: «Ох!» И упал на мягкий мох. Встал, глядит вокруг грибов видимо невидимо. Собрал он их в подол и дальше пошёл.
На этом чудеса не кончились. В дороге его застигла ночь. Остановился граф на лесной поляне. Принёс воды в котелке. Потом под ветвями двух упавших и перепутавшихся кронами деревьев развёл костёр и на один из сучьев повесил котелок. Заправил воду грибами, собрался суп сварить. Тут только разглядел, что вовсе не на суку висит котелок. То, что он принял за перепутавшиеся сучья деревьев, было на самом деле рогами: это два лося намертво переплелись ими в недавней схватке. Подобрался огонь к рогам. Лоси испугались огня, освободили рога.
Бедный и несчастный граф сильно испугался. Бросился бежать, да быстро устал. Забрался на высокое дерево и сел на самую высокую ветку. Сидит граф на вершине дерева, от страха дрожит. Лоси прибежали. Принялись рогами дерево раскачивать. Свалился граф с вершины. Летит на землю, падает вниз. Вот-вот разобьется. И тут граф проснулся…


***

Идёт бедный и несчастный граф дальше по дороге. От голода ещё больше живот подвело. Вышел к реке. Вдруг видит, стоит старик на коленях на берегу. Из воды костлявая рука торчит и крепко его за бороду держит, за собой в глубокий омут тянет. Не может старик вырваться. Пожалел его граф. Взял нож и перерезал бороду.
Освободился старик. Обрадовался. Лопочет, что-то на непонятном языке. Видно спасителя своего благодарит. Достал из кармана мешочек. Суёт его в руки. Граф взял мешочек. Только с него глаза перевёл на старика, а того и след простыл. Был старик и исчез. Подивился граф этому чуду.
Идёт бедный и несчастный граф дальше по дороге. От голода еле на ногах держится. Решил заглянуть в мешочек, посмотреть, что в нём лежит. Развязал его. Поглядел, а там порошок. «И зачем он мне нужен? — думает граф. — Высыпать его что ли?». Сунул палец в порошок. Вдруг видит, палец невидимым стал. «Вот так чудо! — воскликнул граф. — Денег у меня нет, купить еду не на что. Натру тело этим порошком, сделаюсь невидимкой и добуду себе пищи».
Вымазался граф порошком с головы до ног и стал невидимкой. Пошёл в селение, забрался в трактир. Видит, сидят за накрытыми столами купцы да чиновники, уплетают за обе щеки разные разносолы. Ухватил граф самую большую рыбину с одного блюда, а с другого кусок пирога. Купец увидел, что у него рыба пропала с блюда, подумал на соседа и кричит:
— Это ты мою рыбу утащил с блюда? — и хлоп! кулаком его в лоб.
А тот увидел, что пирога не стало и в ответ:
— Это ты мой пирог стянул? — и шлёп купца кулаком в ухо.
Началась в трактире драка. Съел граф рыбу и пирог. Захотелось ему пить. Взял бутыль с вином. Не нашёл рюмки на столе и давай потягивать его прямо из горлышка. Смыло вино порошок на губах, и вдруг показался рот, растянутый в улыбке, а человека не видно.
Тут в трактире поднялся переполох. Все кричат:
— Смотрите, смотрите, здесь оборотень. Только рот у него и виден. Ловите его! — и бросились все на графа. Пустился он бежать со всех ног из трактира. Несётся по дороге во всю прыть. От быстрого бега пронял его пот, и вот — пупок показался.
Люди кричат:
— Глядите пупок-оборотень! Хватайте, держите его! Бейте!
Слышит бедный и несчастный граф, что толпа гонится за ним по пятам. Ещё ходу прибавил. Добежал до реки и нырнул с головой под воду. Сидит, боится показаться. Стал задыхаться и вытащил из воды голову. Видит, на берегу важные сановники, генералы стоят, руками ему машут и кричат:
— Благодарим, ваша светлость! Избавили вы нас от злодея — тирана-царя! Выиграли у него в шахматы. Он от страха помер за шахматной доской! Закончится теперь миром война!
Графа вытащили из воды. Во дворец отвели. В дорогую одежду нарядили, медалью наградили и до границы с почестями проводили.


Оборотни

Возвращается граф с войны домой. Проездом оказался в одном глухом пустынном месте. Думает: «Путь предстоит дальний. Нужно где-нибудь остановиться, поужинать и отдохнуть». Увидел прохожего и спрашивает, где бы ему найти пристанище на ночь. Прохожий говорит:
— В стороне от дороги есть большое селение. Там постоялый двор. Только я слышал, будто в тех местах появляется оборотень.
Граф усмехнулся. Он не верил в оборотней и всякую нечистую силу. Свернул с дороги. Отправился в селение.


***

Поднялся граф на холм. Видит, раскинулось внизу большое селение. Обрадовался, поспешил скорей до него добраться. Хочет до темноты успеть жильё заиметь.
Перед въездом находился постоялый двор. Каждый путник, прежде чем попасть в селение, обязательно туда заходил. Граф сильно проголодался и решил пообедать.
На постоялом дворе посетителей не оказалось. Граф в одиночестве сидел за столом и пил из самовара горячий чай. Он поглядывал из окна на селение, был спокойный и умиротворённый.
В глубине дома стоял к нему спиной человек и трудился над блинами. Просит граф у него:
— Хозяин, дай мне горячих блинов с икрой.
— Сейчас, сейчас, — отозвался хозяин, не оборачиваясь.
Тут пришёл на память графу один слышанный им в дороге рассказ прохожего.
— Послушай, хозяин, — спрашивает он. — Это ведь селение, где, говорят, объявляется оборотень?
— Да, оно самое и есть.
— Слышал я, что будто и теперь появляется он здесь?
— Появляется, частенько его видят!
— Скажите! Ну, а каков он видом? — спрашивает граф, с усмешкой поглядывая на хозяина.
— А вот такой!
С этими словами хозяин повернулся к посетителю. Взглянул граф на него и от ужаса похолодел. У хозяина вместо лица гладкий шар, словно огромное куриное яйцо, без единой отметины. Не было на нем ни глаз, ни бровей, ни рта, ни носа, ни ушей. Завопил бедный и несчастный граф от ужаса и бросился вон из постоялого двора.


***

Надвигались сумерки. Становилось темно. Прибежал граф в селение. Влетел в бакалейную лавку. Задыхаясь, ухватился за полку. Опомнился немного, кое-как добрёл до табурета. Сел и смотрит: за прилавком стоит спиной к нему какая-то женщина и пересыпает крупу.
Стал он дрожащим голосом ей рассказывать про то, что с ним случилось на постоялом дворе:
— Ох, набрался же я страху! Первый раз в жизни видел оборотня. А ты, хозяйка, неужели не боишься жить в таком страшном месте?
— А что боятся? Нисколько не боюсь! — отвечает женщина, не оборачиваясь.
— Неужели! А я чуть от страха не умер. Как вспомню, так сразу холод пробирает.
Вдруг хозяйка в глубине магазина спросила:
— А оборотень этот, поди, на меня похож? — и повернулась к посетителю. Взглянул он на хозяйку, а у неё вместо лица рыбий пузырь на шее качается, ни глаз, ни рта, ни носа, ничего нет.
У графа от ужаса встали волосы дыбом. Трясётся всем телом, стучит зубами. Вскочил он и опрометью из бакалейной лавки выскочил. Помчался прочь из селения.


***

Бедный и несчастный граф прибежал в тихое пустынное место. Как раз поздней ночью шёл навстречу один человек с фонарём в руках. Остановил его граф и просит:
— Постой минутку, посвети мне фонарём
— Зачем тебе?
— Да вот от оборотней убегаю, а у меня шнурок развязался, надо его хорошенько завязать.
— Что ж, посвечу, дело нетрудное.
Поднёс прохожий фонарь к самым ногам графа. Взялся он дрожащими руками завязывать шнурок. Перевёл взгляд на человека с фонарём. И от страха вовсе дар речи потерял. У того вместо пяток красные гусиные лапы. Посмотрел на голову. Ещё больше испугался. На голове множество глаз. Уставились все они, не мигая, на него.
Кинулся граф бежать. Бежал, бежал, вдруг увидел за холмом одинокий домик. Бросился граф к хозяину, от страха так в него и вцепился.
— Что с вами стряслось, ваша светлость? — спрашивает хозяин.
— Ох, ужас-то какой, опомниться не могу! Встретил сейчас прохожего с фонарём, а у него вместо пяток гусиные лапы и на голове всюду глаза. И все сразу на меня вытаращились. И не помню, как убежал от него.
— Глаза, говоришь? А вот этого ты не видел?
Хозяин показал руки. Взглянул бедный и несчастный граф, а вместо них у него змеи извиваются. Пасти открывают и ядовитые жала выпускают. Оказался этот человек ещё страшнее других.
Подкосились у графа ноги. Упал он и только к утру опомнился. Открыл глаза. Лежит он у края дороги, где вчера свернул в селение отдохнуть.
Встал бедный и несчастный граф и поскорей ушёл из этого страшного места. В первой же деревне нанял извозчика. Он в экипаже повёз его домой.


Загадочный треугольник

В пути граф увидел дорожный знак. Он обозначал въезд в город Треугольников. Экипаж подъехал к гостинице «Три угла». Граф решил в ней остановиться. Вылез из экипажа. У подъезда его встретил швейцар в треугольной ливрее. Распахнул перед ним дверь. Граф вошёл. Огляделся. В гостинице стояла треугольная печь. Повар в треугольном колпаке разводил огонь.
Хозяин проводил нового постояльца в гостиничный номер.
Комната была треугольной. Граф заказал обед. Поставили перед ним столик. Граф глядит, столик диковинный — с тремя углами. Сел за него. Вошёл с треугольным подносом лакей. Принёс обед. Поставил на стол треугольное яйцо и треугольный пирог. И сказал:
— Наш фирменный пирог: «А-ля-квак».
Граф принялся завтракать. Стал отрезать от пирога кусок. Вдруг из него выскочила треугольная лягушка. Проглотила треугольное яйцо, поскакала по полу и выпрыгнула в окно.
Возмущённый граф стал ругаться. Ему сказали:
— В нашем городе всего одна треугольная лягушка. Её запекли для вас в пирог. Теперь запекут в новый пирог для другого постояльца.
Бедный и несчастный граф вернулся в свой треугольный номер. Лёг спать на треугольную кровать. Закрыл глаза.


***

Ночью, сквозь сон, граф услышал шуршанье и сопенье. Открыл глаза. Вдруг видит, из стенного шкафа вышли Заячья Губа, Лисий Хвост и Волчий Зуб. Они были в треуголках. Сели за треугольный стол. Принялись играть в треугольные карты. Заячья Губа сказала:
— Все в городе уже треугольные!
Лисий Хвост воскликнул:
— Нет, ещё не все! Глядите-ка! Вон тот человек на кровати не треугольный!
Волчий Зуб прорычал:
— Так сделаем его треугольным!
— Как будем это делать? — спросила Заячья Губа.
— Будем его с трёх сторон растягивать, — посоветовал Лисий Хвост.
— Нет, лучше его пережуём, а потом выплюнем уже треугольным! — сказал Волчий Зуб.
Бедный и несчастный граф всё слышал. От страха у него зашевелились на голове волосы, побежали по спине мурашки. Он вскочил с кровати и бросился из комнаты в коридор. Выбежал из гостиницы. Разбудил извозчика. Велел запрягать лошадей.
Экипаж тронулся в путь. Скоро город Треугольников остался позади.


Пляска смерти

Ночь. Граф открыл глаза. Проснулся в плохом настроении. Встал не с той ноги. И, ахнул! Второй ноги не было.
— А где же моя вторая нога? — испугался он. — Её нет!
Замигала лампочка и сказала:
— Так тебе и надо! Будешь знать, как меня на ночь выключать забывать. Вон как я вся раскалилась.
Заскрипела постель:
— Так тебе и надо! Будешь знать, как меня утром застилать забывать. Вон как я вся измялась.
Тапочки сказали:
— Так тебе и надо! Будешь знать, как наши задники топтать. Вон как они износились.
Бедный и несчастный граф страшно испугался. Жить с одной ногой он боялся. Вдруг вспомнил, что он ещё спит. Успокоился. Лёг на кровать и закрыл глаза…
Наступило утро. Граф проснулся. Он был в хорошем настроении. Встал на обе ноги и пошёл умываться.


***

В этот день нужно было ехать на кладбище. Граф собрался на похороны. Предстояло провожать в последний путь знакомого ему человека. Покойный жил в соседнем доме. Был весельчак и обжора. На одной пирушке он подавился косточкой и умер.
Граф приехал на кладбище. Встал у вырытой могилы. Бросил на опускаемый гроб горсть земли. Похороны соседа закончились. Родственники его стали разъезжаться.
Граф взялся рассматривать старинные надгробные плиты, читать на них надписи и задержался на кладбище. Стало смеркаться. Вдруг видит, в стороне мелькнули чёрные тени. Разобрало его любопытство. Подошёл он незаметно к ним поближе и выглядывает из-за могильного креста.
У холмика стоят три человека. Один говорит:
— О моя владычица вечного упокоения! Обрати мой большой палец в заступ!
Второй сказал:
— О моя владычица вечной тишины! Обрати мой средний палец в лопату!
А третий:
— О моя владычица вечной тьмы! Обрати мой мизинец в мотыгу!
По их просьбе у каждого появилось то, что они просили: у одного — заступ, у другого — лопата, а у третьего — мотыга. Они начали копать землю. Копали, копали и открылась перед ними дверь. Вошли они в неё и исчезли.
Граф решил пойти за ними и хоть одним глазом увидеть, что находится за таинственной дверью.


***

Граф медленно отворил дверь. Перед ним открылся подземный склеп. В нём на потолке тускло сияет месяц, а на стенах звезды. Вдруг зажглись свечи. Раздались вопли, крик. Началась пирушка. Сидят за столом покойники в саванах.
Посреди склепа стоит черная шуба, бортами своими играет, как на гармошке, подолами своими танцует, а рукавами хлопает, как в ладоши. Вокруг неё скелет с острой косой исполняет «Пляску Смерти». Скрипят-гремят его кости.
Скелет отбросил в сторону косу. Подскочил к графу. Вывел его на середину. Заставляет с собой плясать. Закружился бедный и несчастный граф в пляске. Не может остановиться. Ноги не слушаются, разные коленца выкидывают, скачут в присядку, отбивают дроби. Выбился бедный и несчастный граф из сил. Повалился на землю, а ноги всё не останавливаются, дрыгают, туда сюда размахивают из стороны в сторону.
Скелет поднял с земли косу. Кричит:
— Среди нас только один не свой! Снесу ему голову косой!
Испугался бедный и несчастный граф. От страха весь дрожит, зубами стучит. Вот уж скелет замахнулся на него острой косой. Вдруг загремело, затарахтело. Въезжает в склеп гроб на колёсиках. Крышка в сторону отвалилась. Вылезает из него мертвец. Граф его узнает. Это сосед. Он его только что хоронил.
— Не тронь его, паршивая кость! Это мой гость! — закричал мертвец на скелета с косой. И обращается к графу: — Бери, ваша светлость, шубу с моего плеча. Она бортами своими играет, как на гармошке, подолами своими танцует, а рукавами хлопает, как в ладоши. В ней будет не холодно под землёй лежать. Вместо меня побудь в могиле. А я на пирушке погуляю. На последней-то я не догулял, косточкой подавился.
Шуба сама к графу подлетела и на плечах повисла. Бедный и несчастный граф попытался сбросить. А шуба рукавами в руки проскочила и на пуговицы застегнулась. Поднялась вместе с ним и полетела по воздуху в гроб. Граф расстегнул пуговицы и вывалился из шубы. Упал на землю. Вскочил на ноги и бросился из страшного склепа.


***

Пробирается граф по кладбищу. Никак дорогу не найдет. Вокруг темно, страшно. Вдруг видит какого-то человека.
— Извините, — говорит, — можно мне пойти вместе с вами, мне страшно.
— А чего ты боишься-то?
— Покойников.
— А чего нас бояться?!
Бедный и несчастный граф отшатнулся от покойника. Побежал в другую сторону. Уткнулся в ограду. Слышит шум, вой, крики. Обернулся, видит, прямо к нему идут покойники. Впереди в гробу на колесиках едет мертвец в шубе, на него рукой показывает. Скелет бежит, костями скрипит-гремит, косой размахивает. Откуда силы взялись, перескочил граф ограду и побежал туда, сам не знает куда.
Входит в лес. Жутко пробираться во тьме. Раздаётся отовсюду свист, шум, гам, хохот. Покойники настигают. Хоть страшно, а идёт граф вперёд. Глядь, на поляне пасётся огромный чёрный козёл, борода до земли свисает.
Страшные покойники уж близко. Нечего делать. Набрался бедный и несчастный граф храбрости. Забежал под бороду чёрного козла, спрятался под ней. Мертвецы рыщут вокруг него. Не могут найти. Вернулись на кладбище.
Забрезжил рассвет. Петухи запели. Стало светло, граф высунул голову из-под бороды козла, посмотрел по сторонам. Видит, сидит он под кустом. Никого рядом нет. Стоит тишина. Стряхнул с себя граф утреннюю росу и домой пошёл.


Спинодрал

Однажды один приятель пригласил графа в свой старинный замок. Он устраивал охоту на кабанов. Граф приехал.
Утро. Затрубили в охотничий рог. Рвутся с поводков гончие собаки. Охотники в лес несутся.
Бедный и несчастный граф отстал. Забрёл в глухую чащобу. Вдруг видит, в кустах два глаза, словно угольки светятся, на него злобно глядят, и два острых клыка торчат. Вскинул граф ружьё, прицелился. Нажал на курок. Ружьё не выстрелило. Вспомнил граф, что его не зарядил.
Зашевелился зверь в кустах. Испугался бедный и несчастный граф. Бросил ружьё и припустился бежать из страшного места. Заблудился в лесу. Плутал, плутал, наконец выбрался на тропу. Привела она его в неизвестное ему селение.
В том селении жил страшный великан. Он был краснобай. Никто его ни мог переговорить и перемудрить. Схватил он графа. Посадил перед собой и спрашивает:
— Ты знаешь — кто я?
— Нет, — отвечает испуганный граф.
— Я — спинодрал! Сумеешь меня перемудрить, живым тебе быть. А не сумеешь — с живого шкуру спущу.
Испугался бедный и несчастный граф. Великан спрашивает:
— Ну, заплутавший охотник, говори! Что нового на свете?
— А вот отправились мы утром на охоту. Взяли с собой гончих псов. В лесу бросились они в кусты. Нашли там комариную ножку, да такую большую, что не смогли съесть, — рассказывает граф.
— Вероятно, это были маленькие собаки, — отвечает великан.
— Ничего сказать — маленькие! Они съедали орлов, садившихся на крышу старинного замка моего приятеля.
— Ну так, видно, орлы были крошечные.
— Что ты, какие крошечные? Когда они садились на крышу замка, то крыльями касались земли.
— Да ты врёшь! Или, может быть, замок был низенький.
— Ничуть! Разве скажешь, что замок низенький. В одной его кладовой можно уместить тройку лошадей с упряжью.
— Тогда, выходит, лошади были карликовые.
— Ничего подобного! Лошади были такого роста, что срывали листья с верхушек тополей в саду.
— Значит, деревья были низенькие.
— Какие низенькие! Когда садовник глядел на их вершины, с его головы спадала шапка.
— Ну, так садовник был с ноготь.
— Да нет, он был такой рослый, что запустив руку в колодец, мог черпать воду.
— Что ж такого! Видно колодец был совсем не глубокий.
— Он был очень глубокий! Если рано утром бросали в него камень, то он лишь вечером достигал воды.
— А, может быть, день был короткий?
— Ничуть! Баран погулявший с овцой утром, возвращались вечером домой с ягненком.
Раздосадованный великан-спинодрал заскрипел зубами, засверкал глазами и говорит:
— Ну, заблудившийся охотник, мне тебя не перемудрить! Ты меня за пояс заткнул. Так и быть, отпускаю тебя живым.
Обрадовался граф. Быстро подхватился и из селения в дорогу пустился. Только к вечеру к замку добрался.


Руки из стены

Ночь. Бедный и несчастный граф в старом замке. Сильно устал. Он лёг на кровать, облегчённо вздохнул и подумал: «Теперь, надеюсь, за этими толстыми каменными стенами замка, мне никто не помешает хорошенько отдохнуть и выспаться». Он быстро уснул.
Граф лежал на кровати и крепко спал. Вдруг из стены стали вылезать две руки. Они всё ближе и ближе протягивались к голове спящего человека. Зловещие руки с хищно загнутыми длинными ногтями, остановились и повисли над шеей. Откуда-то из темноты послышался шепот: «Вот так меня когда-то во сне задушили».
Одна рука выставила палец и ткнула спящего человека в бок. Граф проснулся. Увидел торчащие из стены руки и от страха побледнел. Неожиданно одна рука согнулась перед его лицом. Жалобный и дрожащий голос сказал:
— Подайте старому и несчастному приведению копеечку.
Граф вскочил с кровати и бросился к противоположной стене. Из неё начали вылезать руки. Они были в кандалах. Грозный голос приказал:
— Раскуй меня!
Граф бросился в угол и спрятался за кресло. Из стены торчала рука с длинным ножом. Кто-то над ухом засмеялся и прохрипел:
— Жертва сама пришла ко мне!
— Оставь его! Он достанется нам! — послышались со всех сторон глухие утробные голоса.
Бедный и несчастный граф отбежал от стены и встал посреди спальни. Руки торчащие из стены не могли его достать и лишь угрожающе шевелились. Граф простоял до утра. Как только в спальню пробился первый свет, руки из стены исчезли.
Граф пришёл к приятелю — хозяину этого старого замка и принялся рассказывать:
— Ну, братец, и натерпелся я сегодня страху!
— А ты раньше верил в то, что в старых замках водятся приведения? — спросил его приятель.
— Верил.
— Так чего же ты удивляешься? Вот я не верю в них и никогда не вижу приведений. А кто думает о них, тот и видит…


 

 

© http://naumenko-gm.ru 2013. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на сайт Георгия Марковича Науменко (http://naumenko-gm.ru) ОБЯЗАТЕЛЬНА !
Эл. адрес: Naumenko.folklor@mail.ru
Яндекс цитирования